yellowcross

Объявление

Гостевая Сюжет
Занятые роли FAQ
Шаблон анкеты Акции
Сборникамс

Рейтинг форумов Forum-top.ru
Блог. Выпуск #110 (new)

» новость #1. О том, что упрощенный прием открыт для всех-всех-всех вплоть до 21 мая.






Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » yellowcross » BEAUTIFUL CREATURES ~ завершенные эпизоды » Weight of the World


Weight of the World

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Weight of the World
Steve Rogers & Wanda Maximoff

http://savepic.ru/10042590.gif

http://savepic.ru/10029278.gif

http://savepic.ru/10028254.gif

http://savepic.ru/10034398.gif

http://sh.uploads.ru/EvJZC.png

Помочь одержать победу - благородная миссия, но что делать, когда сражение окончено? Как быть, когда остаешься неприкаянной душой в этом огромном, незнакомом мире?

+2

2

События, произошедшие в Заковии, еще долго будут всплывать в ночных кошмарах людей, сумевших тот ад пережить.
Стараниями Мстителей и бывших агентов «Щ.И.Т.»-а, так вовремя пришедших на помощь команде супергероев, что постепенно начинали терять надежду на благополучный исход, жертвы среди гражданского населения были сведены до минимума. К сожалению, целиком и полностью избежать их все же не удалось.
Цена любой войны измеряется человеческими жизнями. Капитан Стив Роджерс уяснил это еще в сороковых, когда, став участника эксперимента доктора Эрскина, внезапно превратился в очень выносливого солдата, вынужденного наблюдать, как гибнут люди вокруг, но даже при всех отчаянных стараниях не быть в состоянии спасти их всех.
Да, за семьдесят пять лет многое изменилось, но универсальную панацею от смерти придумать так и не удалось. Стивен, успевший повидать на своем веку немало, пусть и львиная доля этого века была проведена во льдах, вынужден был признать, что история с Альтроном выбила и его из колеи. Ненадолго.
Стараниями Ванды Максимофф, почти все участники команды вынуждены были пройти сквозь свои самые потаенные страхи – Стив не знал, что было у других, но долго не мог осознать своих собственных демонов. Небольшое облегчение пришло, когда все закончилось. Как бы то ни было, скольких бы он не потерял, Капитан Америка остается собой – не Стивом Роджерсом, родившимся почти сотню лет назад, любящим рисовать и мечтающим о тихой старости в уютном доме и в окружении семьи. Но Капитаном, солдатом, готовым отдать жизнь ради спасения родной страны, и отказывающимся признавать свое поражение даже в самые критические моменты.
Пока будет, за что бороться, и главное с кем, Кэп не будет сидеть без дела. Вот и сейчас, пока жители небольшой восточноевропейской страны пытаются пережить случившееся, Роджерс уже смотрит вперед, думая, что же будет дальше.
Ведь это однозначно еще далеко не конец, и новое столкновение с опасным врагом, который теперь научился принимать множество лиц, остается лишь вопросом времени. Мстители, пусть и победили, но изрядно потрепались в этом столкновении, оставаясь с несколько поредевшими рядами, ведь местонахождение доктора Беннера так и оставалось неизвестным. Новые участники им определенно не помешают, и у Стива уже имелось несколько имен на примете.
С Уилсоном он собирался встретиться сразу по приезде в США, а вот Ванда пока еще не приняла окончательного решения, стоит ли ей покидать свою родину. Гибель брата сильно отразилась на этой все еще очень молодой девушке, обладающей огромной силой. Горе способно как и сломать ее окончательно, так и придать сил, добавляя личных мотивов в эту борьбу. Стив надеялся, что если Ванда ощутить столь нужную ей сейчас поддержку, все сомнения исчезнут тот же час.
Еще тогда, узнав, что близнецы Максимофф добровольно согласились стать участниками опасных экспериментов над людьми, Стивен подсознательно понимал, что сподвигло обоих на это отчаянное решение. Тяжелые времена требуют непростых действий, и рано или поздно наступает момент, когда необходимо сделать окончательный выбор.
Капитан нашел Ванду в доме, где она временно поселилась после того, как все закончилось. Весь ее вид говорил о полном раздрае, царившем на душе – девушка была бледна, возможно несколько испугана, и явно не расположенная вести задушевные беседы. Но Роджерс так и не успел избавиться от давнишней привычки, совершенно не смущаясь тому факту, что его скромная компания совсем не всегда вызывает на лицах красивых женщин воодушевление. Он приоткрыл дверь комнаты, стукнув пару раз, сообщая тем самым о своем приходе.
- Ванда? Не помешаю? – он осмотрел тускло освещенное помещение. Хотя за окном яркий солнечный день был в самом разгаре, плотно задернутые окна практически не пропускали спасительных лучей внутрь. Стив перевел взгляд на Ванду. – Ты как? Разрешишь войти? – совершенно искренне поинтересовался Кэп, замирая у порога.

Отредактировано Steve Rogers (2016-06-15 01:33:39)

+3

3

Дом, куда временно была заселена Ванда, когда-то принадлежал именитой семье, разоренной аристократии, чье финансовое положение оказалось хуже некуда и пришлось продавать и фамильное имущество, и крышу над головой. Какое-то время, насколько девушке было известно, этот дом представлял собой нечто вроде гостиницы для предполагаемых туристов, включающей себя комплекс из ночлежки и подаваемого ранним утром завтрака. Цены здесь, насколько силилась упомнить Максимофф, всегда были непомерно великими и в итоге никто не удивился, что владелец выставил особняк на продажу, замораживая недвижимость за баснословным ценником, что в представлении жителей Заковии составлял целое состояние. Никто так и не выкупил землю, теперь так точно не желающих не будет, - мрачно думала Алая ведьма, закутываясь в плотный вязаный кардиган, в бессистемных попытках обследовать временный приют. Ее пребывание здесь не более чем необходимость, спецслужбы держали девушку под прозрачным колпаком на фоне последних событий и очень просили не исчезать из поля зрения. Податься Ведьме так или иначе некуда было, да и пока что она очень смутно могла представить любые свои дальнейшие перспективы.
Во всем, что произошло Максимофф винила от начала и до самого конца себя, даже в том, что решила разыграть собственную карту, не внемля словам брата, сопротивляющегося отпуску Тони Стара с базы Барона фон Штруккера на все четыре стороны. Девушка допускала мысль, что окажись миллиардер в зоне прямой досягаемости несколькими годами ранее, до того, как в руки неугомонных исследователей попал скипетр бога из иного мира Локи, она бы так просто не отпустила Старка. Слишком была велика жажда отомстить тому за создание и реализацию оружия, за утрату семьи, но в свете новых обстоятельств соблазн Ванды понаблюдать за тем, чем обернется ее манипуляция с самыми потаенными страхами богатея, оказался выше и цена за это с ней приключилась непомерная.
Да, они вышли и сразились заодно со Старком плечом к плечу, но что значила даже теперь жизнь этого человека, когда Ванда потеряла кого-то слишком бесценного для нее, чью утрату невозможно ничем ни восполнить, ни заполнить? В моменты глухой, отупляющей ярости, что накатывала на девушку в вынужденном уединении, она была готова десятки таких вот Тони положить только ради того, чтобы еще хоть раз увидеть Пьетро. Живым и невредимым.
На грудь опускался неподъемный пресс вины, такой что даже невмоготу ни вдохнуть, ни выдохнуть, когда Ванда вспоминала события минувших совсем по свежей памяти дней. И вера в случившееся до сих пор не принимала внутри нее четкие очертания. Это все невозможно. Прошу, пусть случившееся окажется сном. Пожалуйста, я не хотела убивать своего брата.
Куда и в какую, даже самую крайнюю степень отчаяния не бросься, от правды не уйти – в том, что Альтрон убил Пьетро виновата Ванда. Можно было сколько угодно ненавидеть ту блондиночку, что строила Ртути глазки, по тупости своей пустой башки, не досмотревшей за младшим братом. Того же мальчишку, будь он неладен, за каким рожном бросился спасать Клинт? И почему этот ничего не значащий Кастэль будет жить, расти, дышать и топтать эту землю, зависшую на волоске от неминуемой гибели, а Пьетро Максимофф – нет?
Ванда все ждала, в минуты бессилья и затишья, что, оказавшись не более чем плохим сном, она услышит скрип двери в этом пустом, как барабан доме и бросится на этот звук бегом, сломя голову, лишь бы успеть встретить брата у порога. Убедиться, что тот невредим и в хорошем настроении, выслушать от него последние новости и рассмеяться совершенно нелепой, абсурдной шутке в отношении какой-нибудь новой, в очередной раз на нем виснущей девицы. И до того порой упоительно верилось в то, что вот-вот что-то такое случится, что Ванда чувствовала кратковременный прилив сил и как будто бы вернувшегося вновь желания жить. Но веселье спадало, как оброненный с ветви последний лист. За секунды фантазийной радости девушка часами боролась с мрачной, гнетущей тишиной и пустотой.
В жизни Максимофф единственной константой был и много лет оставался Пьетро. До недавних совсем, болезнетворно стонущих в создании и вдоль всего тела пор. Хоть волком вой, хоть на стену карабкайся, сдирая до крови ногти.
Когда на смену людям в деловых костюмах пришел Стив Роджерс, прислушавшийся к словам Ванды в отношении намерений Старка позаботиться о том, что они украли у Альтрона, Ванда, как ни старалась, не смогла предстать пред ним хоть сколько-то собранной. Весь вид, все существо девушки было разбито и с нее сталось приветствовать гостя вымученной улыбкой, явлению которой предшествовали попытки стереть с лица следы свежих, безутешных слез.
- Проходи, - она обернулась, заметив широкоплечего мужчину, чей внешний вид существенно разнился с тем, сколько ему фактически было лет и это, признаться, при должной осведомленности и сбивало с толку и изрядно обескураживало. Только задумываться об этом как-то не было возможности.
Поднявшись из-за секретера, за которым долгое время, уставившись в одну точку, просидела, Максимофф двинулась навстречу капитану Роджерсу и застыла от него буквально в полутора метрах. Военная выправка не подводила мужчину, но не имея какого-то в принципе представления о строевой подготовке, сама Ванда стояла ссутулившись, кутаясь плотнее в одежду – в этом доме практически отсутствовало центральное отопление, местная котельная на ладан дышала. Девушка кивнула, не заверяя визитера ни в чем конкретном относительно собственного состояния, оно итак было заметно невооруженным глазом. Паршиво, погано и скверно в кубе.
На лице Стива отражалась, и Ванда это подметила раньше, пожалуй, все без исключений тяготы взваленного им на себя обязательства. Такой он был человек, наверное, но более уверенно что-либо утверждать не получалось, Максимофф не знала ничего дельного ни о ком из Мстителей. Но какового было быть человеком, рассинхронизировавшимся со своим временем и оказавшимся в будущем, упустившем слишком многое и, вероятно, не малое потерявшем.
Проникновенно посмотрев на высокого, отягченного думами мужчину, Алая ведьма указала рукой на потертую софу, вытянувшуюся вдоль стены, негласно предлагая присесть:
- Твоя команда уже возвращается к себе? – Монотонно поинтересовалась девушка, лишь предполагая, доподлинно не зная, когда именно Мстители смогут вернуться в Соединенные Штаты Америки. Так или иначе, рано или поздно это произойдет. – Клинту, должно быть, не терпится вернуться к семье, а к чему спешит вернуться Капитан Америка?

+3

4

Бывают ситуации, пережить которые не пожелаешь даже злейшему врагу.
И даже Стив Роджерс, успевший на своем веку разжиться немалым количеством недругов, все равно отыщет таковые ужасающие события, на которые не сможет обрести даже наиболее закадычных своих противников.
И уж тем более он искренне не хотел, дабы Ванда, еще очень молодая девушка, которой совсем не повезло в этой жизни, проходила через все это, не зная, куда деть себя, и как в принципе жить дальше.
Гибель близнеца для второго зачастую становиться очень пагубной. Связь родственная, связь на более глубоком уровне, и в данном случае имеется ввиду исключительно психологическая, не позволяет уцелевшему следовать дальше, не оглядываясь постоянно назад. От тяжелых воспоминаний в принципе нелегко избавиться, уж Стиву это было известно, как никому другому. Капитан мог очень долго рассказывать печальную историю своей жизни, но пришел он ведь совсем не за этим.
Конечно, любые мало мальски логические умозаключения придут к тому, что оставлять Максимофф в Заковии ни в коем случае нельзя. Она уже успела однажды наделать бед, расхлебывать которые придется еще очень долго, но и не с целью обвинять ее во всех смертных грехах сюда явился Стив.
Он хотел помочь. Хотел предложить цель, следуя которой, молодая девушка вернет смысл в свою жизнь. Она очень сильна, и явно совсем не глупа. Осознав все свои ошибки, но все так же обладая очень мощной силой, Ванда может и не по своей воле, но вновь стать марионеткой в чужих руках. И кто знает, чем все может закончиться на этот раз.
Но, пожалуй, не так уж важно, какие на самом деле мотивы первостепенно двигали Роджерсом в его желании убедить новую знакомую отправиться с ними. Это был один из тех немногих случаев, когда и благородные, и куда более меркантильные, порывы все равно сводились к одному.
Тем не менее, было бы пожалуй не очень правильно переходить к сути вопроса вот так с ходу. Нескольких слов из уст Ванды хватило, дабы понять, насколько сильно она переживает из-за случившегося, и, что вполне естественно, отойдет еще очень нескоро.
Стив ощутил некоторое неловкость — он в принципе зачастую все еще чувствовал себя неловко, оставаясь наедине с женщинами, независимо от наличия, или же полнейшего отсутствия, какого бы то ни было намека на романтический контекст. В данном случае его, разумеется, не было и в помине, но было человеческое горе, из того типа, который не терпит свидетелей.
Роджерс понимал, что слова утешения будут явно неуместны. Потому, кашлянув, предпочел развить тему, начатую Вандой. На его губах даже заиграла слабая улыбка. С небольшим оттенком грусти, но все-таки улыбка.
- Я спешу вернутся домой, - он поднял взгляд на Максимофф, внимательно ее разглядывая. Она была бледна, на лице явно виднелись следы недавних след. Но, несмотря на подавленность, эта молодая девушка даже сейчас излучала какую-то особую энергетику, что будто тонко намекала — ее следует бояться. Но, возможно, это действовал психологический эффект самовнушения. Ведь Роджерс доподлинно знал, на что она способна, но, тем не менее, не испытывал и капли страха. Глупо, скажут одни. Героически, возмущенно ответят им другие. Так в стиле Капитана Америка — это, пожалуй, и будет единственно верный в данной ситуации ответ. - Знаешь, во многом благодаря тебе я и понял, что именно это слово значит для меня уже сейчас.
Повисла недолгая пауза. Стив так никому и не рассказал, какие видения в его сознании навеяла способность Ванды. Да и сам предпочитал их лишний раз не вспоминать — отголоски боли и горести будут еще очень долго преследовать бравого Капитана. Но он сумел найти в себе силы двигаться дальше. И Алая Ведьма теперь должна была сделать ровно то же самое.
- Ты не думала о том, чтобы поехать с нами? - внезапно спросил Стив, резко меняя тему. - Не пойми меня неправильно. Я не заставляю тебя, и если ты откажешься, то я уйду. Ты больше никогда меня не увидишь. Но… - он провел ладонью по ближайшей стене. Побелка на ней успела облупиться, и пальцы скользили по шершавой поверхности. - Это не конец, Ванда. И ты наверняка это знаешь. Альтрон был… ошибкой, которая погубила очень многих. Но без твоей помощи жертв могло быть еще больше, - Роджерс смотрел ей прямо в глаза. - И будет. В дальнейшем. Это далеко не конец, и ты это прекрасно знаешь.

+3

5

Жерновая переживаний изо дня в день перемалывали Ванду изнутри, запертую в четырех стенах до формального окончания расследования минувших событий, что камертонным, протяжным эхом распространилось по всей планете и еще не скоро утихнет. Она смотрела на свое заточение с флегматичным спокойствием, лучше здесь побыть какое-то время, чем оказаться на улице снова, как когда-то, после бегства от приемной семьи. Теперь у девушки не было опоры, не было поддержки и надежного тыла, за спиной брата Максимофф чувствовала себя в безопасности. Было что-то несправедливое в том, что, придя в этот мир вместе, они не покинули его сообща.
Обнимая себя за плечи, уроженка Заковии, разрушенной, практически стертой с благородного лица земли, смотрела на капитана Роджерса долгим, выпивающим эмоции взглядом. Он не мог не чувствовать того, как настороженно Ванда относится к нему, равно как и ко всему происходящему. Винить девушку за это не было никакого резона, следовало лишь принимать, как данность, что ни на какую другую реакцию она попросту не способна.
- Хорошо, - тихо изрекла Ведьма, - когда есть дом.
Ее взгляд, пронзительно-зеленый пустился в недолгое путешествие по окружающей обстановке, изученной вдоль и поперек до малейшей трещины в стене, потолке или скрипучей половицы под ногой. С прибытием гостя мало что изменилось. Стив Роджерс пришел попрощаться?
- О, - брови девушки дрогнули лишь в слабой тени возможного удивления сказанному, - неужели?
Что-то было в этом неоправданно поддевающее, ироничное. Подумать только, девчонка без рода и племени, сумела оказать эдакое занимательное впечатление на самого Капитана Америку. Ванда знала, что было незаслуженно огрызаться с героем давно минувшей войны, тот не сделал ничего дурного, ведь именно по ее вине случилось все то, что есть. Отдав себе мысленное распоряжение сбавить обороты и проявить хотя бы толику любезности, Максимофф пожала плечами, если Роджерс действительно с ее подачи пришел к этому, то ей совсем это было не сложно.
Гость не присаживался, в ногах, конечно, никакой правды отродясь не было, но Алая ведьма тоже не спешила устраиваться с максимально допустимым комфортом. Вряд ли их с Кэпом беседа затянется на достаточно долгий срок, чтобы почувствовать себя уставшей сверх того, что уже становилось нормой. Глянув за спину американцу, девушка подумала вновь о том, что было бы так приятно увидеть сейчас в дверях Пьетро, тут же ощетинившегося – подумать только, он едва успел отвернуться, а по душу его драгоценной младшей сестры, на целых двенадцать минут более юной, явился какой-то красавчик с армейской выправкой, влажным взглядом и волевым подбородком. Не то чтобы тип Ванды, но все же... Пьетро бы однозначно не понравилось, что они здесь один на один, путь и на расстоянии пушечного выстрела, держатся вежливой дистанции.
Задумчивость рассыпалась мелким крошевом случайно оброненного из рук стакана, разбившегося при столкновении с полом. Максимофф, не сразу осмысляя слова, направленные ей, медленно прищурилась, рассматривая Капитана Америку. Тот не выглядел и не оставлял ощущения того, что склонен к подобному проявлению чувства юмора, равно как и не производил впечатление человека способного кого-либо разыгрывать, проверять в данном ключе. Значит, он на полном серьезе рассчитывал на то, что Ванда может допустить принятие подобного решения.
Девушка напряженно вздохнула, ее глаза прикрылись буквально на несколько секунд.
- Земля слишком круглая, капитан Роджерс, - рассудительно и спокойно уведомила Алая собеседника, медленно разворачиваясь и отходя к окну, задернутого старомодным тюлем. Усмешка коснулась девичьих губ, такая очень мало походящая на радость, - рано или поздно, мы всегда встретимся, простившись сейчас.
Вид из окон открывался весьма нейтральный, для того, кто родился и вырос в Заковии: горные хребты, лишенные какой-либо выразительности или эпичности, всего лишь картина, как те что рисуют для сцены, чистый и не интересный фон для основного действия. Может быть, эта страна существовала только ради того, чтобы в ней произошла именно эта трагедия, а все предшествующие беды лишь репетиция? Что если все, с самого начала двигалось именно к этому и ничего невозможно было исправить с того момента, когда в его основание был заложен первый кирпич. Она молчала и думала о трагедии этого большого, родного ей дома. Стив продолжил, вызывая в Ванде новое желание слез.
- Я прекрасно знаю, Капитан Америка, - когда Ванда волновалась и нервничала ее акцент усиливался, она с трудом удерживалась, чтобы говорить на английском, - что все случившееся моя вина и мне не место среди тех, кто называет себя Мстителями. Да, еще несколько дней назад мы были врагами, а потом Альтрон решил обрушить мой родной город на землю.
Слишком шумного и громко вздохнула она, слоняясь взглядом по окрестностям за мутным стеклом. Душащее желание хватало за горло цепкими костлявыми пальцами. Плечи Ведьмы учащенно поднимались и опускались в такт взволнованного дыхания, когда она обернулась и посмотрела на американца, стоящего в противоположной части комнаты.
- Это объединило нас и ради того, чтобы попытаться что-либо исправить, я на несколько часов примерила на себя роль одного из вас. Ты серьезно думаешь, что я заслуживаю не тюрьмы, а славы народного героя? Героя, на могиле брата которого еще не успела зачерстветь земля.
Хмыкнув, девушка поправила на плечах кардиган, снов запахиваясь в тот, как в саван, спасительный кокон, боком отворачиваясь к окну.
- Все что я могу – это разрушать, уничтожать и повергать в прах.
Она крепко обняла себя за плечи.

+3

6

Состояние Ванды с одной стороны было понятно Роджерсу, с другой — едва ли найдется хотя бы одно живое существо на этой планете, способное целиком и полностью разделить эмоции, накрывшие молодую девушку с головой. Капитан мог бы сейчас завести высокопарные речи о долги и чести, об ответственности за свои поступки, но он этого не делал.
Он молча смотрел на Максимофф, буквально кожей ощущая колючие отголоски ее боли. В один момент Ванда потеряла все. На протяжении всей своей жизни Алая Ведьма и так видела не столь много хорошего, и это крупицы были отняты и уже, пожалуй, неважно, кто в этом виноват — сама девушка, беспринципный фатум, или же Тони Старк, на пару с Брюссом Беннером, чье совместное творение чуть было не погубило весь наш мир.
В очередной раз.
Стив никого не винил. Слишком много обстоятельств сложились одно к другому. Всем людям свойственно ошибаться, на то они и люди, а не роботы, хотя и последние, как оказалось, не без изъянов. Эмоции, страхи, привязанности — именно подобные чувства и делают людей людьми, если от них отказаться, то что останется? Жажда власти? Уничтожающий все на своем пути гнев?
Роджерс многое пережил на своем веку, несмотря на то, что большую часть этого самого века провела во льдах. Десятилетия бездействия, когда Стив даже не осознавал, что все еще жив, как бы парадоксально это не звучало, но изменили его. Капитан Америка вернулся, в очень нужный момент, когда над миром нависают все новые угрозы, и события последних месяцев лишь снова доказывают - то ли еще будет.
Единственный шанс победить — держаться вместе. Простая истина, которую он усвоил еще в сороковых. Один в поле не воин, особенно против целого гарнизона врагов, даже если этот одни и является супер-солдатом. Нет, Роджерс доказал, что и в одиночку он на многое способен, но правда ведь в том, что его всегда кто-то, да поддерживал. Пэгги, Баки, его команда. Капитан Америка никогда не воевал в одиночку, и сейчас он не планирует этого начинать.
Стив все так же стоял, поглядывая на Ванду из противоположной комнаты. Однозначно, непросто будет пробиться сквозь эту стены вины и грусти, которой девушка себя окружила, стремясь защититься от окружающего мира. Ее эмоции понятны, они естественны, в конце-концов. Роджерсу становилось не по себе, когда он пытался представить, сколько бед уже успели выпасть на долю этой красивой худощавой женщины, все еще очень молодой, но вынужденной слишком рано повзрослеть.
Он еще немного помедлил, прежде чем отреагировать на озвученные ею чересчур категорические выводы.
- Не соглашусь. Со многим из того, что ты сказала, - Стив вздохнул. Трудно было подбирать слова, и в какой-то момент Капитан просто решил, что скажет все, что думает. Ведь зачастую именно импровизация помогает достичь желаемого, тогда как тщательная подготовка и скрупулезно продуманные планы приводят лишь к поражению. - Не скажу, что это эгоизм с твоей стороны, скорее наоборот, но брать на себя всю ответственность — это даже своего рода бахвальство. Слишком много факторов сошлись один к одному, и мы пришли к тому, что случилось. Да, одним из этих факторов была ты, но далеко не единственным, - Капитан склонил голову, но не затягивал с паузой, слегка приподняв бровь и слабо улыбнувшись. - И не буду спорить — ты обладаешь очень большой силой. Ванда, ты одна смогла за несколько минут обезвредить почти всех Мстителей. Знаешь, кому раньше удавалось подобное? Я тебе отвечу. Никому, - Роджерс все же сделал несколько шагов вперед. Замерев в нерешительности, он все же опустился на диван рядом с девушкой, и повернулся в ее сторону, внимательно рассматривая хрупкий силуэт. Сейчас она казалась особенно уязвимой. - Вы с братом хотели отомстить Старку за то, что случилось с вашими родителями. Поверь, я знаю это чувство — желание возмездия. Но мне ли напоминать тебе, что именно ты была первой, кто решил пересмотреть свои взгляды на всю ситуацию в целом, когда пришло понимание, к чему стремится Альтрон? Ты наплевала на собственные мотивы, и поставила на первое место интересы других людей. Могу тебе сказать, опираясь на большой опыт за моими плечами, что именно это выделяет героя среди многих. Да, конечно, этим ты спасала и свою шкуру, но… Но факт остается фактом — без твоей помощи погибших было бы гораздо больше. Не уверен даже, что мы справились бы без тебя, - Стив замолчал, отвернувшись в другую сторону. Последствия произошедшего будут еще очень долго всех их преследовать, но выбора не остается — нужно двигаться дальше. - Я тебе не почести предлагаю. Я тебе не предлагаю стать национальных героем, - мужчина понизил голос, все еще продолжая глядеть на противоположную стену, изучая обшарпанные обои, и внезапно сильно помрачнев. - Я тебе предлагаю быть частью команды. Команды, которая если будет работать вместе, может быть чего-нибудь и добьется. Не мировой славы, и не толпы поклонников, не это наша цель, - слегка подавшись в сторону Ванды, Стив так и замер вполоборота. - Будет очень опасно. Смертельно опасно. Я честно тебе говорю, что не могу обещать тебе безоблачное будущее. Но, к сожалению, такого будущего я никому обещать не могу. Нам нужна твоя помощь, Ванда. И я искренне уверен, что твоя сила может служить на благо. Ведь я видел это своими глазами.
Вновь улыбнувшись, Роджерс коснулся своей широкой ладонью ее подрагивающего плеча, но тут же убрал, посчитав, что чрезмерная фамильярность будет излишней.
Он искренне хотел ей помочь, и догадывался, что дружеская поддержка — это то, чего Ванде не хватает в первую очередь.

+3

7

Уровень ненависти к себе у Ванды катастрофически лихо зашкаливал, просто бил все прежние рекорды и тянулся бесконечно прямой линией вперед и только вперед, не зная остановок и задержек. Она не искала виноватых, потому что знала, что единственный кто за всем произошедшим стоит – это та девушка с каштановыми волосами и ярко-зелеными глазами, что взирает изо дня в день на нее прямиком из зеркала. Даже завесила то в ванной, чтобы, умываясь, не видеть отражения, потому и не красилась уже несколько дней к ряду и не представляла хорошо ли выглядит, плохо ли. Было, в общем-то, безразлично, все лучшее впечатление, что девушка уже могла произвести на кого-либо свершилось, оставалось только собирать камни и складывать те за пазухой.
Стивен был не согласен с озвученным Алой ведьмой, на что та категорически поджала губы и лихо повела подбородком. Снова защищаясь. Куда как проще было бы, пусть на месте капитана Роджерса кто-то другой, менее лояльный и добрый, мягкосердечным того как-то не получалось называть, слишком уж тверд был внутренний стержень, что виден был невооруженным глазом. И все же, то милосердие по отношению к заковийке, что сочилось из него мягкой, теплой волной, заставляло Ванду не сжалиться над собой, со всех сторон побитой судьбой и стечением обстоятельств, а очень даже наоборот, даром что не ополчиться на американца. Все, что говорил Стив она могла бы охотно парировать, но не перебивала. Даже не потому что когда-то приемные родители научили так, ибо не дать сказать старшему дурной тон, просто на одно наслаивалось другое и Максимофф просто не знала за что зацепиться и ввернуть в обратном направлении, доказывая, что она и только она разбудила дремлющий в Старке страх, заставивший того, воспользоваться моментом и достичь желаемого. Да, не Ванда стояла у истоков фобий Тони Старка, но то что спало пробудилось и нашло вдохновение в Альтроне, слишком тонком разуме и гениальном, как и его создатель. И именно потому что девушка не дала им с братом расправиться, хотя бы попытаться свести счеты с гением своего времени, тот пошел дальше. Максимофф, конечно, оба два, не были убийцами, но до личной, заочной встречи с Тони, Ванда не единожды представляла себе, обретя силы, как разорвет того на части, в буквальном смысле этого действия. Об этом разумнее было промолчать, что Ведьма и сделала, продолжив буравить Стива упрямым в своей прямолинейности взглядом.
В какой-то момент, почувствовав слабость в коленях, не то спровоцированную эмоциональным угнетением, не то тем, что Максимофф практически ничего не ела в последние дни, она переместилась по комнате, сев на диван. Все так же, не выпуская гостя в своем временном пристанище из виду, в некотором роде Ванда не хотела показаться Роджерсу со стороны той, кто пренебрегает его словами. Он ведь в свое время такого не позволил себе. Капитан присел рядом на уважительном к личному пространству расстоянии. Ох уж эти хорошие манеры!
За заслон враждебности стали прокрадываться мысли, что поселял в голове девушки Стив. Он говорил спокойно и убедительно, а у Ванды аж волосы чуть ли ни дыбом становились на затылке. Тут была правда, заключавшаяся в том, что она повела за собой Пьетро – читай на погибель – попытавшись исправить положение вещей, за которым случилось бы полное исчезновение человечества и всякой жизни на планете. Только было ли это подвигом или все-таки попыткой исправить результат навороченных дел, пожалуй, следовало бы хорошенько поспорить. И все же, Алой ведьме, погребенной с макушкой под негативными последствиями, угнетенными думами, было приятно степенно более понимающе прислушиваться к Роджерсу. Тот не хотел польстить или задобрить ее притупляющими контрастный настрой речами, но говорил искреннее о том, во что верил, ибо видел собственными глазами.
Девичье горло сдавило изнутри, мешая ответить сразу. Не тем, что хотел бы, явившись сюда, услышать Капитан Америка, а тем что в порядке общей очередности дожидалось с самого начала его монолога быть озвученным. Но она не могла сказать ни слова о том, каким неправым был Стивен, потому что... что за манера видеть в людях лучшее? И в Ванде, вместо оружия массового уничтожения, неподвластного никаким мерам, замечать девочку, что способна помочь. Хотя, чего уж там, не быть ей первой такой в команде Мстителей, до нее там побывал Халк. Если разговор закончится на условиях Кэпа. Но и того сумели направить в нужное русло, пока, опять же, Максимофф не вмешалась. Смиренно опустив взгляд, перестав поддерживать непрерывный зрительный контакт с национальным героем и самым честным праворубом из всех когда-либо знакомых, Алая посмотрела на собственные руки. Те лежали странным образом на ее поставленных вместе коленях, запрокинутые на тыльные стороны ладоней. Почти начисто облупившейся с ногтей лак, дешевенькие кольца, кожа обветренная. Она повела пальцами, смотря как подчиняясь мельчайшему колебанию воли образуются светящиеся красным сгустки энергии.
- Я, - начала неспешно Ведьма, - никогда не была одарена излишней верой в себя и собственный потенциал. Если бы не Пьетро, я бы погибла тогда при бомбежке. Он помогал нам двоим выжить на улице, когда мы ушли от приемных родителей. С братом я пошла участвовать в программе Барона фон Штруккера. Нас – добровольцев было очень много – Заковия просто благодатная почва для таких вот ученых, но почти все погибли. Через несколько месяцев нас осталось не более пяти человек, хотя изначально насчитываюсь сотни. Никто не уходил, все умирали. Я засыпала и просыпалась с мыслью о том, что умру. Но не сомневалась в брате, тот обладал величайшей волей и стойкостью, жаждой к жизни. Каждый день мы разговаривали с ним, наклоняясь к крошечным вентиляционным отверстиям в стене, почти у пола. Пьетро сказал как-то, что сойдет с ума, если в один из дней не услышит мой голос, поэтому я должна выжить, пройти этот путь до конца. Помню, расплакалась тогда, потому что не могла выносить всего, жаловалась, - Ванда усмехнулась уголком губ, - что у меня нет сил, но он сказал, что я сильнее всех, потому что я его сестра. Это он бы с радостью принял твое предложение, Стив, - она сжала кулаки и сияние растворилось, - я видела этот взгляд у Пьетро не так уж и часто, он был в восторге стоять с тобой и остальными плечом к плечу.

+3

8

Видят Боги, благодаря которым существуют в нашем мире все накопившиеся за тысячелетнюю историю религиозные культы, Стивен был не совсем тем человеком, что должен был вести эту беседу со сломленной и потерявшей всякую веру в счастливое будущее Вандой. По крайней мере, сам он думал именно так, ведь никогда не полагал, что является знатоком человеческий души.
Капитан был уверен, что не сумел подобрать нужные слова, и лишь еще больше усугубил ситуацию, теребя в душе девушки существующие раны — совсем свежие, успевшие уже немного затянуться. Слишком много выпало на ее долю страданий, и, будь воля Стива, он бы сделал все возможное, дабы попытаться ее оградить. Да, ту самую Ванду, которая чуть было не погубила всех Мстителей.
Он не винил ее, об этом уже говорилось не раз. Он понимал ее мотивы, и искренне верил, что упреки и самобичевание, которым Ванда поддается с таким самозабвенным рвением, в дальнейшем окончательно ее и погубят.
Стив пытался подобрать нужные речи, но своя собственная часть этого диалога казалась ему слишком высокопарной и не искренней, хотя вовсе таковой и не являлась. Современные люди отвыкли от тех понятий, которыми руководствовался Капитан. И теперь он им казался фальшивым, со своим стремлением к победе добра и справедливости. Со своим таким банальным желанием постараться сделать все возможное, дабы все закончилось хорошо. Неужели уже больше так не будет? Неужели он уже не в состоянии спасти абсолютно всех, и необходимо просто с этим смириться?
Роджерс дослушал все, что говорила ему Ванда. Он вздохнул, отводя взгляд. Было совсем непросто, но он знал это заранее. И теперь просто не мог отступить, никогда бы себя не простил, если бы просто малодушно сбежал.
- Ванда, а тебе известна история о том, как я получил свои… способности, если можно так сказать? - он краем взгляда глянул на девушку, прежде чем продолжить. - Я тоже согласился на эксперимент. Добровольно, никто меня не заставлял, не угрожал, и даже не сулил очень много денег. Я просто хотел участвовать в войне, но моя тогдашняя физическая подготовка не позволяла мне попасть в армию, несмотря на отчаянное желание, - мало кто слышал эту историю из уст самого Капитана. Разумеется, в общих чертах она была известна очень многим. Другие, имеющие доступ к секретному досье Роджерса, могли похвастаться знанием подробностей. Но, пожалуй, сам Стив никогда и ни с кем не обсуждал, зачем это это сделал. Никогда и никому не рассказывал ему о мотивах, сподвигнувших его на столь безумный во всех смыслах шаг. - Мне дал шанс один… доктор. Беглый немец, который не нашел общего языка с нацистами, и решил помочь врагам его родины. Он был неплохим человеком, и я очень ему благодарен за то, что он со мной сделал.
Роджерс повернулся, глядя притихшей Ванде прямо в глаза. Уголки его губ невольно растянулись в слабой улыбке.
- Не было никаких гарантий. Я мог умереть, но все равно рискнул. Очень немногие могут понять, зачем я это сделал. Кое-кто попытается оправдать мою глупость войной — мол, отчаянные меры. Но правда в том, что я пошел бы на это и сейчас, в якобы «мирное время». Без той сыворотки, введенной в мой организм, я уже не я. И дело не в звании героя, и не в великолепной физической форме, и не в усиленных способностях. Дело в том, что творится внутри.
Повисла недолгая пауза, но Стив поспешил ее нарушить, чуть склонив голову, и теперь уже не улыбаясь.
- Всегда вся суть заключается в том, что внутри. Мне искренне, правда очень сильно жаль, что я не могу предложить Пьетро того же самого — стать одним из нас. Я верю, что он бы согласился, но не вижу объективных причин тебе не сделать того же самого. Вы прошли этот путь вместе, мне даже страшно представить, что вы пережили на базе Штруккера. Но если у твоего брата хватало веры в вас обоих, почему же она отсутствует у тебя? Ванда, ты сильнее, чем ты думаешь. И я уверен в своих словах, - меньше всего на свете Стив хотел на нее давить. Но так же понимал, что нельзя оставлять ее в таком состоянии. Горе может сломить, а после толкнуть на совершение ужасных глупостей, последствия которых уже нельзя будет исправить. - Все люди рискуют, принимая сложные решения, и не зная, что будет завтра. И очень многие в итоге ошибаются. А мы с тобой люди, Ванда. Пусть и не совсем обычные, - Кэп вновь неуверенно улыбнулся. - Не надо корить себя за свои проступки. А надо помнить о решениях, которые помогали все исправить. А так же о том, что Пьетро очень многое бы отдал, дабы увидеть улыбку на твоем лице, я прав?

+3

9

Без лишних промедлений и никчемных раздумий Ванда бы поменялась местами с Пьетро. Тут даже и говорить не о чем, не ему полагалось встать под пули, защищая, ценой жизни, Бантона и только мальчонку, что выживал на пару с тупоголовой сестрой-блондинкой, вечно строившей близнецу Максимофф глазки. Умом-то девушка понимала, что ее кровный брат поступил благородно и достойно, не каждый может подобным заявить о себе, но сердцу-то, в котором дыра размером с космос, подобным не помочь. Не убаюкать эту ноющую тоску, не выскоблить из-под изнанки век его распластанное на дне челнока тело, в котором от прежней жизни не осталось и следа. То, что Пьетро нет, она почувствовала сразу и боль эта, охватившая Ванду, была исполнена безутешной ярости, обладающей полномочиями стереть все на своем пути. Но видеть его собственными глазами такого умиротворенного, спокойного, как никогда – было хуже, чем наблюдать уходящим путаться с какой-нибудь девицей, что и в подметки не годилась.
Опустив взгляд на перетянутые кольцами руки, девушка мысленно приказала себе собраться. Только будучи стойкой и сильной, как учил брат, она могла бы выстоять хотя бы этот диалог до конца. Они, хоть и пришли в этот мир сообща, никогда не были с Пьетро слишком похожими. И да, его персону Ванда с приятным удовольствием и не без чувства гордости могла бы представить среди Мстителей. А вот себя среди этих знакомых незнакомцев, без него – нет. С этим было сложно спорить, но Стив пытался, он так старался достучаться до Максимофф, что завить брала. Это же надо быть таким убедительными, прокрадывающимся в саму суть смятений и степенно, особым образом распутывая клубок противоречий, что гнездился живым существом в уме уроженки Заковии.
Ведьма кивнула сдержано, продолжая изучать собственные пальцы рук – длинные и узловаты с облупившемся лаком на гладких пластинах ногтей. Она не торопилась перебивать или огрызаться, Роджерс хоть и не соответствовал визуально заявленному возрасту рода рождения, но заставлял молодую девушку помалкивать и лишний раз не дерзить. Капитан Америка по сути рассказывал историю явления себя миру то, о чем не всякому, конечно же, доводилось слышать от первого лица. И вот практически в самом начале его повести началось их разобщение, хотя на обратном, вероятно, планировал сыграть американец с полувековой доблестью, что не только выстояла во льдах, но и закалилась. Наверное. Максимофф многое предполагала и угадывала, не всегда двигаясь в верном направлении.
И все же. Ванда не могла отрицать того, что Стив был глубоко ей симпатичен. Он хороший.
Девушка осторожно обернулась лицом к говорящему, разоткровенничавшемуся гостю в ее временном прибежище. Она бы угостила, возможно, его чаем, но никогда не умела принимать кого-либо на личной территории. Да оная таковой и не являлась. А чай был на посту охраны только в пакетиках до того мерзкий, что им надлежало клопов морить, а не угощать кого-либо.
Когда нечего терять, в общем-то и целом, и рисковать не страшно. Тут Максимофф тихонько кивнула тому, что Стив прекрасно когда-то понимал перспективу участия в беспрецедентном эксперименте. 
В чем-то была и его – Роджерса – правда. Да вот только легкие вцепило и вывернуло изнутри будто силясь долой вырвать, словно то был сорняк, паразитирующей в благоухающей, декоративным цветом облагороженной земле. Она так живо помнила, как коснулась его неподвижной, холодной груди и припала ухом, как надеясь услышать хоть что-то, какой-то слабый пульс, в котором бы воскресла развеянная по ветру пеплом надежда. И Ванда плакала, снова и снова, пока кто-то не обнял ее плечи и не отнял от Пьетро, зря не оставили там – с ним навсегда. Теперь Стив пытался, вкладывал непомерно много душевных сил в то, чтобы реанимировать совсем незнакомую ему девочку, не сторонился Максимофф и не обвинял ни в чем, но мягко и обходительно пытался вывести в мир. Очень педагогично.
Разомкнув сложенные поверх друг друга ладони, без визуальных подсказок, девушка нашла руку американца и крепко, как только по отношению к брату случалось с ней сжала. Нет, Кэпу было далеко до того, чтобы в одночасье поменять небо с землей или наоборот в прочно загнивающем мирке Ванды, но тот без права на сражение и открытую конфронтацию, здесь и сейчас боролся за нее. И она была признательна, просто хотя бы за участие, за не безразличие этого сильного, волевого сердца.
- Когда вы возвращаетесь в Штаты? – Пересилив двустороннее молчание и заговорив, Алая ведьма устремила взгляд в стену напротив в эти старые, безликие обои, почти забывшие о том, какой узор на них когда-то нанести станки и лишь оставленное весенним потеком пятно расползалось по ним. Унылое и тоскливое зрелище.
Если и стоило во что-то или в кого-то поверить, то уж явно не в саму себя.
Но в Стива.
В его силу и великодушие, талант видеть в людях лучшее и ориентируясь на то, пойти за ним.
- Обещаю подумать.
Это заверение било по живому, потому как заявляло о том, что в какой-то мере Ванда здесь и сейчас допускала мысль о том, чтобы предать их с Пьетро связь. «Я выбираю жизнь, я буду жить и сражаться за то, чем он бы жил», - лозунг так себе, тем более с тем скептицизмом и негативом, сквозь призмы коих упрямо смотрела на мир девушка, подобные высокопарные речи смотрелись фальшиво и убого.
- Не буду обещать непременно прийти, - Ведьма вздохнула, отпуская руку Стивена, оставляя тому призрачное ощущение затянувшегося прикосновения, - но подумаю обязательно обо всем, что ты мне сказал. Спасибо, капитан Роджерс, за веру в меня. Увидимся мы снова или нет, я всегда буду помнить то, что ты сегодня сказал. Надеюсь, это сделает меня лучше.
Ванда поднялась с просиженного диванчика и снова отошла к окну, отодвинув чахлую занавеску в сторону, изучая до боли знакомую кардиограмму горных хребтов.
- Жаль, что мы не встретились раньше.

+3

10

Сам Стивен, никогда не имевший родных братьев и сестер, едва ли мог бы до конца осознать, что чувствуешь, когда теряешь кого-нибудь настолько близкого.
Ведь Ванда и Пьетро были не просто родственниками, они близнецы, появившиеся на этот свет в один день, и даже представлять боязно, что девушка вынуждена переживать сейчас, впервые за всю свою жизнь оставшись совсем одна.
Впрочем, Капитан ведь на протяжении всего их разговора и пытался доказать Ванде, что она не одна. Конечно, команда разномастных Мстителей, переживающих далеко не самые лучшие времена, едва ли является завидной компанией, но Роджерс сам лично искренне хотел сделать все возможное, дабы Максимофф ощутила столь необходимую ей сейчас поддержку.
Они были мало знакомы, и очень важно было не перегнуть палку, не отпугнуть ее, ведь в какой-то момент Стив почувствовал, что лед тронулся. Да, Ванда продолжала со всей внимательностью изучать собственные пальцы, она не желала смотреть на собеседника, но напряжение, еще несколько минут назад окутывающее обоих, постепенно спадало.
Американец не был уверен, что говорит правильные, и, что самое главное, своевременные вещи. В конце-концов, едва ли найдутся слова, которые можно считать действительно правильными в данной ситуации. Он понимал, что Ванде непросто постоянно возвращаться к одной и той же теме. И так погрязнув в собственном отчаянии, девушка пыталась стойко принимать словесные удары, которые принес с собой Кэп, опять и опять упоминая ее погибшего брата. Но ведь, рано или поздно придется столкнуться с этим. Придется погрузиться в эту боль с головой. И только так, и никак иначе, можно пережить свое горе, и двигаться дальше.
Стиву это было очень хорошо известно. Из собственного опыта, если можно так выразиться.
Роджерс почувствовал, как тонкие девичьи пальцы сжали его руки, и едва заметно улыбнулся. С облегчением. Откровенно говоря, он до последнего опасался, что Ванда попросту его выставит, с негодованием заявляя, дабы больше не появлялся на ее пороге.
С другой стороны, еще тогда, в самом разгаре всей истории с Альтроном, Стив чувствовал, как между ним и Алой ведьмой поневоле возникла определенная степень доверия. Несмотря на то, что они были по разные стороны баррикад, волею судеб оказавшись врагами, понимание, не требующее лишних слов, позволило в конечном итоге сделать все так, как оно получилось.
Они совместными усилиями спасли огромное количество людей, которые и без того настрадались, живя в стране, где постоянные военные конфликты считаются если не совсем нормой, то чем-то очень к этому приближенным. Они справились, впрочем, и не без потерь в своих рядах.
Пьетро был очень достойным человеком, несмотря на совершенные ошибки. Все мы люди, все мы можем оступаться. Он погиб, спасая других, если не это является истинным героизмом, то что тогда?
И Ванде теперь приходится жить дальше, зная, что она смогла спасти многих, почти всех, кроме своего родного брата. Ей приходится мириться с этой несправедливостью, с этой острой, раздирающей все внутри, болью, но, к сожалению, ее не удастся избежать. Надо лишь стиснуть зубы, и пытаться жить. И видит Бог, Стивен сделает все возможное, дабы Ванда не проходила весь этот путь в гордом одиночестве.
- Завтра утром мы уезжаем. У тебя есть время подумать. Я понимаю, решение слишком масштабное, чтобы принимать его впопыхах. Но я рад, что сумел убедить тебя хотя бы задуматься над этим, - он вновь улыбнулся, не сильно, с оттенком грусти. Пусть эта маленькая победа и была уже на его счету, Капитан был не из тех, кто будет этим кичиться. Тем более, что впереди их всех ждет еще очень сложный путь. - Я всегда буду верить в тебя, Ванда.
Стив поднялся, и уже на выходе, обернувшись и непроизвольно отводя взгляд, Роджерс вздохнул, сдержанно кивая.
- И я очень рад, что мы встретились сейчас. Очень надеюсь, что эта встреча не последняя.
Он вышел, бесшумно закрывая дверь комнаты, ненадолго задержавшись у порога, словно собираясь вернуться и сказать что-то еще, но так этого и не сделав.
Капитан Америка правда верил, что сегодняшний разговор послужит началом новой и очень крепкой дружбы.

+4


Вы здесь » yellowcross » BEAUTIFUL CREATURES ~ завершенные эпизоды » Weight of the World


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC