yellowcross

Объявление

Гостевая Сюжет
Занятые роли FAQ
Шаблон анкеты Акции
Сборникамс

Рейтинг форумов Forum-top.ru
Блог. Выпуск #110 (new)

» новость #1. О том, что упрощенный прием открыт для всех-всех-всех вплоть до 21 мая.






Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » yellowcross » NEVERLAND ~ архив отыгрышей » But there's so much wrong, But there's so much right...


But there's so much wrong, But there's so much right...

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

But there's so much wrong, But there's so much right...
Barry Allen, Iris Allen

http://funkyimg.com/i/2hRou.gif http://funkyimg.com/i/2hRov.gif
http://funkyimg.com/i/2hRow.gif http://funkyimg.com/i/2hRox.gif
http://funkyimg.com/i/2hRoy.gif http://funkyimg.com/i/2hRoz.gif

Dead Silence Hides My Cries – Let Me In

http://sh.uploads.ru/EvJZC.png

Так неправильно, новая ссора из-за того, что вообще не должно было быть причиной, если бы он имел право нарушить лишь одно обещание...
Так правильно, он не отпускает, когда на самом деле, ей совсем не хочется уходить, ведь до этого вообще не должно было дойти...
И есть кое-что, в чем они всегда будут едины...

Отредактировано Iris Allen (2016-10-07 12:20:15)

+1

2

Прошел уже час с того момента, как непризнанный городской герой оставил меня на крыльце моего же собственного дома и, уже в привычной манере, исчез. Хотя нет, не исчез. Я уверена больше, чем на сто процентов, что он вернулся в "СС Jitters" для того, чтобы поближе пообщаться с тем, кто захотел занять его место. "Но ведь прийти можно было куда угодно, да хоть какой-нибудь банк ограбить и Флэш бы все равно заметил, а этот человек пришел ко мне... Но в отличие от Тони, не собирался причинить мне вред, ну... По-крайней мере, первые минуты нашего общения. И пришел он не из-за блога, он знал к кому идет и кого ищет, точно знал... Но почему я? Он что считает меня "подружкой Флэша"? Господи, какой бред..." - Ох... - Говорят, погружение в мысли порой длится доли секунды и обдумать можно десятки дел, а иногда случается так, что мы уходим в себя надолго, сосредотачиваясь лишь на одном и, кажется, со мной случился как раз второй вариант. - Уже целый час, с того момента, как я воздуху сказала поберечь Барри, если вдруг он появится у кофейни... Целый час, плюс то время на которое он опоздал... и он до сих пор не перезванивает... - Знаете, как быстро наш разум может перестроиться с рационального любопытства и относительно логичных рассуждений на практически панику, когда дело коснется кого-то из дорогих и любимых людей? Я знаю... не за секунды или их доли, нет. Он делает это быстрее, чем за мгновение. Тогда становится не важно, что мы пережили до этого и как к этому относимся. Не имеет значения, отходили ли мы от шокового состояния после травмы или какой-то трагедии, может быть подвергались опасности или наоборот были безмерно счастливы. Все это отходит на второй, третий, пятый или сотый план, стоит только сознанию понять, что кто-то, кого мы любим может находиться в опасности. Причем не излишне надуманной или вообще воображаемой, а вполне реальной и действительно смертельной. А знаете, что происходит дальше? Должны, ведь хотя бы раз в жизни такое случалось с каждым. Мы либо начинаем и вправду паниковать, строя догадки, одну хуже другой, или же решаем, что нужно что-то делать. Странно, но я, кажется, научилась сочетать... "В какой раз я набираю его номер?" Глупый вопрос, но я правда не помню, а смотреть в исходящих отчего-то совсем не хочется. Может быть потому, что посмотрев я начну нервничать еще больше, но все-таки бросаю взгляд на дисплей. - Еще только восемнадцать? - Странно, но в моем голосе и правда удивление, но затем, я отвлекаюсь, чтобы ненадолго окунуться в математику, которая с недавнего времени помогает мне успокоиться, и понимаю, что в общем-то все правильно. Ведь я не бросаю трубку услышав пару-тройку гудков, а каждый раз дожидаюсь автоматического извещения о том. что вызываемый мною абонент не отвечает. "С каких это пор ты игнорируешь мои звонки? Особенно когда не появился вовремя..." Эта мысль совершенно не актуальна, ведь я даже не злюсь... то есть, конечно, злюсь... но страх и волнение просто вытеснили сейчас любую злость... и полноправно заняли место в моей голове. А мне по-прежнему приходится слушать, кажущиеся просто бесконечными, длинные гудки в трубке и пытаться хотя бы сделать вид, что мыслю я полностью здраво. "Может быть и прокатило бы, если бы не одно малюсенькое "но"..." Так уж бывало однажды, конечно, без телефона и постоянных звонков, зато с куда большим ужасом и прожившим внутри гораздо дольше чем сейчас.

"Сколько прошло дней?" Ненормально задавать себе этот вопрос, но я и правда не помню, они начали сливаться в один, слишком длинный и слишком страшный. "А он все еще "спит"..." - Какое дурацкое определение. Ты ведь не спишь и если бы услышал что-то подобное, то уже прочитал бы целую лекцию о том, что кома - это не сон и все в таком духе. А потом, как всегда, опомнившись, начал бы извиняться и говорить что-то о том, что "восприятие коматозного состояние в качестве сна, помогает не сломаться и поддерживает в нас надежду на пробуждение". Но ведь ты не спишь! Я даже не знаю, где ты сейчас и слышишь ли меня и то, какой бред несу... - Продолжаю говорить, не замолкая ни на минуту и наивно полагая, что мой вполне очевидный бред, сумеет отвлечь от того факта, что один из самых дорогих мне людей, лежит сейчас весь опутанный проводами и трубками. Но минуты идут и приходится замолчать. Я ненадолго прикрыла глаза. - Милая, ты снова уснула? - Слышу голос отца, кажется, я и правда задремала. - Да, пап. Это становится новой привычкой... и не назвала бы ее хорошей, учитывая причины появления. - Неискренняя и немного неловкая улыбка, но он понимает, сам стал обладателем такой же, особенно при встречах с коллегами и друзьями, которые недостаточно осведомлены о том, кем приходится детективу Джо Уэсту парень, которого ударило молнией. - Айрис, ты можешь уже отпустить его руку и сходить наконец поесть, медсестра сказала мне, что ты тут уже несколько часов. - "Ох..." Только услышав его комментарий, я и правда понимаю, что с самого своего прихода, держу Барри за руку и это длится с полудня. - Хорошо, папа, но не оставляй его одного...

И снова набираю телефонный номер, слушая гудки, но в этот раз решаю двинуться в ином направлении. - Доброй ночи, сержант Джонс. Айрис Уэст. Нет-нет, все в порядке, ничего не случилось. Папа уже ушел? Хорошо. А Барри? Спасибо. Нет, я правда больше ничего не хотела узнать и не собиралась передавать. Да, так бывает, я просто потеряла своих парней. Знаю, что бестолку, но... Спокойного дежурства! - Короткий разговор, дающий недостаточное количество информации для того, чтобы обрести спокойствие, но абсолютно идеальное, чтобы растерять его остатки. И, по странному стечению обстоятельств, я начинаю молиться, чтобы он не просто опоздал, а вообще забыл о нашем свидании и поехал домой, и там просто уснул, устав после работы, или в S.T.A.R.Labs, где по привычке увлекся настолько, что не понимает даже сколько какое время суток за окном, но все это легко проверить и даже такси уже ждет меня у дверей. Брать свою машину совсем не хочется, да и из соображений правильности - не стоит. А вот позвонить ребятам в лабораторию вполне можно, что я и делаю, устраиваясь на пассажирском сиденье в относительно новеньком такси. Вот только никто не берет трубку. "Ну да, все верно, как часто они засиживаются там до полуночи? Сейчас думаю, крайне редко, ведь это не то время, когда запуск ускорителя был еще только впереди. Сейчас все изменилось и по многим причинам быть в этом здании в ночи не только странно, но и немного страшновато..." Но все равно, я звоню снова и снова, периодически меняя адресата на номер, который я давным-давно знаю наизусть. Кажется, я позвонила ему еще раз двадцать, даже стоя перед дверью и все еще надеясь на ответ, но как всегда слышала только длинные гудки. И даже в ответ на стук в двери, я услышала лишь бодрым собачий лай, вместе с тихим шорохом. "Ну вот, кажется я разбудила их, но не их хозяина." А дальше тишина, даже его собаки смолкли, наверное, ждут когда посетитель попадет внутрь, они ведь уже узнали меня, как впрочем и всегда. И легко можно было представить, как они сидят под дверью и внимательно смотрят и прислушиваются, не раздастся ли звук отпирающегося замка. "Разве я могу разочаровать собачек, тем более, когда сама нахожусь примерно в таком же положении, только надеюсь открыть дверь, пройти в спальню и увидеть там безмятежно дрыхнущего Барри, которому мигом устрою локальный скандал..." Но вместо оправдания надежды, войдя в квартиру, вижу только радостно встречающих меня четвероногих друзей. И кроме них в квартире нет никого, это чувствуется, не только по их реакции, но и по странному холоду, так бывает всегда, когда я прихожу домой к Аллену раньше него самого.

Вот я пришла туда, где так надеялась найти любимого, но оказалось тщетно и что остается делать? Продолжать его поиск, который девяносто процентов людей посчитают сумасшествием, ведь он не пропал и отсутствует всего несколько часов. Да вот только никто из этих людей не знает, что произошло и этим же вечером в "СС Jitters", а значит не могут сделать ни одного хоть немного объективного вывода и уж точно не в силах понять, что волнуюсь я не просто так. И под пристальными взглядами двух лохматых приятелей, я принимаюсь за новые звонки. - Здравствуйте, к вам не поступал двадцатипятилетний парень. Имя? Бартоломью Генри Аллен. - "Ох, как же он не любит, когда называют его полное имя... Хотя на мой взгляд, очень даже красиво звучит..."

+1

3

Сегодня должен был быть спокойный вечер и мы должны были пойти поужинать вместе, вспоминая ее и пытаясь вытащить иглы из своего тела в каком-то переулке Централ-Сити, знайте, что это отвратительная идея, но это все, что остается мне сейчас. Но тогда я и думать не мог чем обернется очередная встреча с Зумом, он тщательно подготовился и ждал меня с тремя ловушками, а теперь я валяюсь в переулке и не могу достаточно разбежаться, чтобы добраться до лаборатории. В ушах звон и человек в желтом костюме скрылся куда-то, он всегда наносит удары и уходит, но сегодня не было сил сражаться до самого конца и есть время, чтобы подумать о том, как же добраться до дома и желательно в хорошем состоянии. Но режущая боль не проходила и с каждой иглой становилось все более и встать было недостижимой задачей, - Да, мне нужно подняться и сделать это... ради нее, ради Айрис! Глупо умирать в переулке, чувак... это очень глупо...Пытался подбадривать себя и вынимать каждую иглу из своего тела, "бежать у меня не получится.. он отнял мою скорость и теперь пройдет время, чтобы я вновь преодолел путь с одного конца города в другой, я опоздаю и кажется, что меня ждет мощный выговор... но главное, что она цела и не видит меня таким". Опираясь на стену, он посмотрел по сторонам и не хотел, чтобы кто-то видел его в таком состоянии или тем более захотел подойти и помочь, - Мне не нужна помощь хотя.. нужна, конечно, но не от обычных людей. Сделал глубокий вдох и с новой болью вытащил иглу из своей ноги, осмотрел место ожогов и понял, что связаться с ребятами не выйдет, от костюма осталось малая часть и только маска более-менее нормально функционировала, но от нее уже было мало толку, снял маску и стер кровь с губ и виска. Закрыл глаза на миг и подумал о ней, о том, что сейчас она наверняка переживает за него или вовсе забыла о нем и думает лишь о встречи с Барри, ''то есть со мной и кажется, что у меня зарождается шизофрения''. Едва посмеялся и ощутил, что все-таки не стоит и это отдается глухой болью в ребрах, "собрал себя по частям" и вытащил последние иглы из своих ног. - Пора бежать, мой отдых тут затянулся. На лице вновь появилось подобие улыбки и он помчался вдоль улиц и все еще ощущал невероятную боль и жжение в груди и на боках. - Главное, чтобы добежать... у меня получится. Сделал глубокий вдох и старался бежать быстрее и теряя все больше сил по пути, в мыслях была лишь она и мысли о том, что же он скажет ей, чтобы она не волновалась и не ругалась и нельзя, чтобы она увидела раны и эти кошмарные ожоги, она не должна увидеть это и я что-нибудь придумаю, я всегда что-то придумываю. "Ты справишься, Аллен, у тебя получится добраться до лаборатории и придумать самую правдоподобную историю в мире, твоя жизнь очень скучна и ты не спасаешь девушек по ночам и не вытаскиваешь людей из горящих зданий. Ты просто торчишь в лаборатории до пяти утра или читаешь научные статьи и твоя жизнь едва ли тянет на скучную мелодраму, чем на захватывающий блокбастер, ты должен быть убедителен." Эти мысли вызывают легкий смех и снова делают телу больно, я ощущаю, что я таки мазохист и смеюсь, когда мне совсем не нужно и больно это делать. С лица исчезает улыбка, когда ты вспоминаешь, что не победил, что вновь показал свою слабость и унижение, что тот, кто убил твою мать, он все еще на свободе и продолжает угрожать, но уже твоей девушке и он никогда не остановится. Мне нужно остановить его и я обязан это сделать, но только он сильнее, а мои руки постепенно опускаются и я не знаю, что делать и как мне одолеть его. Ухожу мыслями в себя и не успеваю заметить, что уже добежал до лаборатории и что пробежать осталось пару пролетов и то, что постепенно отключается мое сознание и я влетаю в комнату к ребятам и просто падаю на пол, я не могу пошевелиться и кажется, что уже не смогу поднять веки и силы окончательно оставили меня. И я не знаю сколько я провалялся на этом полу, но очнулся от яркого света и это был мой любимый Циско, он осматривал зрачки и мое тело уже выглядело лучше, определенно лучше и кажется, что я провалялся так несколько часов и тело успело зажить. Но голова едва кружилась, а ребята забрасывали меня тонной вопросов и им хотелось обо все узнать, - Я спас ее, да...

Это было единственно важным для меня и не так важно то, как я выберусь оттуда и смогу ли добраться до лаборатории. - Прости, что угробил твой костюм, я не знал, что он был готов к встрече со мной, но я уверен, что ты смастеришь лучший и я постараюсь не убить его. На лице заблистала улыбка и кажется, что после нее Циско успокоился и перестал бурчать из-за его творения и шедевра. Кейтлин все еще проверяла показатели и впихнула мне батончик и он должен был заполнить пробелы в моей силе. - Спасибо вам ребята, если бы не вы, то сегодня я бы не смог открыть глаза или скончался бы в переулке, я рад, что вы есть у меня. Я успел породниться с ними и они стали частью моей семьи и мы частенько заботимся друг о друге хотя мой зад они чаще вытягивают из каких-то передряг. - Знаю, что успел достать вас и вы частенько переживаете за меня, но я рад, что вы верите в меня и я люблю вас. Спустился с кушетки и вытащил катетер, а затем и остальные трубочки из своего тела, а после отправился переодеться в более удобную одежду и случайно наткнулся на свой телефон, а после заметил, что на нем море пропущенных от нее, - Айрис, черт. Вернулся с сумкой и уже прилично одетый, - Как я выгляжу? Только честно, я не выгляжу так, словно меня пару часов назад истязали, втыкали иглы и оставили умирать?... Да во мне было больше иронии чем нужно было, но кроме подзатыльника я ничего не получил, зная, что дома или же завтра меня ждет суровый выговор от любимой, а если учесть все ее пропущенные вызовы, то можно было уже предположить ее мысли. - Мне стоит поторопиться, спасибо ребята, до завтра! Выбежал из лаборатории и помчался домой, старался забыть все моменты сегодняшнего вечера, но самые провальные не выходили их головы и стояли комом в горле. Главное, что она дома и он не тронул ее и не причинил ей вреда. Примчался к дому Джо и открыл своими ключами, но на удивление, что нашел там только Джо и он безмятежно смотрел телевизор, - Привет, Джо, а ты случаем не видел Айрис? Просто мы вероятно разминулись с ней и я думал, что она отправилась домой, но он ответил, что она звонила ему и переживала о нем и теперь ждет его у него дома. - Да, я уже мчусь к ней и я в полном порядке, надеюсь, что она не захочет убить меня. Отправился к себе и это заняло меньше минуты и он уже стоял на пороге своей квартиры и боялся зайти, боялся, что она с порога накинется на него, хотя безумно хотел видеть ее и был рад, что смог прийти сюда сегодня. Аккуратно открыл двери и заметил, что в доме был включен лишь один ночник, а она скорее всего уснула в ожидании него, сразу с порога на него накинулись любимые песики и он заобнимал каждого, а затем отправился в ту комнату, где работал ночник и где спала любимая, она укуталась в его кардиган и свернувшись калачиком уснула на диване, в ее руках был мобильный и кажется, что она все еще пыталась набрать его и уснула. - Любимая, бережно поцеловал ее в висок и накрыл сверху пледом, да зашибись картина, она весьма милая, ну если не учитывать факта отсутствия и количества пропущенных вывозов. Ощущал свою вину и начинал придумывать правдивую отмазку, ведь нужно было, а когда она проснется, то начнет задавать массу вопросов и мне нужно логичный ответ, чтобы она сразу в него поверила и не стала устраивать сильного допроса. Сел рядом с ней, а затем прилег рядом с ней и обнял ее нежно, - Я так люблю тебя, если бы ты знала, как я переживал сегодня, знай, что я всегда прибегу к тебе... Он понимал, что она не услышит шепота и скорее всего, что крепко спит, но он должен был это сказать ей, совсем на немного сам провалился в сон и крепче сжал ее в своих руках.

+1

4

- Нет? Боже, вы не представляете, как я рада... Спасибо большое, что помогли. – Должно быть после пятого отрицательного ответа, голос начал ощутимо дрожать, а пальцы уже давным-давно перестали с первого раза попадать по кнопкам, особенно, в попытках набрать номер с помощью тачпада, на котором просто физически не ощущаешь клавиш, чувствуя лишь едва заметную прохладу тончайшего пластика. Быстрый взгляд на часы и осознание того, что прошло еще полтора часа, а от Барри до сих пор нет никаких вестей и трубку не берет не только он, но и Циско, на пару с Кейтлин, и даже мобильники, не говоря уже о домашних и единственном рабочем. «Господи, я прошерстила весь телефонный справочник, в поисках их домашних номеров, а там тишина.» - Где они все? Где Барри? Ребята, где ваш хозяин? – Разговаривать с собаками вариант, конечно, не из лучших, но куда деваться, когда в пустой квартире любимого человека, за него переживаешь не только ты, но еще парочка очаровательно шерстистых созданий. «Вот только они не твои и вообще непонятно, чем ты им так приглянулась...» Вовремя осадить себя же – талант имеющийся далеко не у всех, а у меня просыпающийся раз в пятилетку, но этим вечером отлично сработавший, иначе рыдать мне уже сию секунду, проклиная всех и вся, особенно, каждую его бывшую девушку. – Да знаю я, что они все в прошлом и отношения его с ними длились совсем недолго, а еще даже знаю тот факт, что некоторые кончались так и не начавшись толком просто потому, что я всегда умудрялась появиться как раз «вовремя», чтобы все испортить... Но что я сделаю, если он мой... и хорошо... хотя нет, наверное, ужасно жаль, что Барри так и не задал мне вопроса о том, какая же девушка подходит ему, если ни одна из тех, с кем он был, не годится... Вероятней всего, мой ответ явился бы для моего гения полной неожиданностью. А что? Ведь не каждый день подруга детства заявляет, что лучшей девушкой была бы именно она. Правильно, не каждый. Но тогда, он так и не спросил, хотя по всему его виду было заметно, как хочется ему это сделать... – И вот теперь это уже не диалог, ведь я не жду ответа ни от кого, включая песиков, зная, что это бесполезно, а раз я не сумасшедшая, то полностью отдавая себе в этом отчет. «Но ведь нужно же как-то отвлечь себя и забить мысли хотя бы странными и не очень-то приятными воспоминаниями!» Еще полчаса проходит в новых попытках дозвониться на номер Барри Аллена, который по-прежнему не отвечает, и, кажется, последняя попытка не увенчалась успехом совсем по другой причине. Медленно становится все холоднее и не спасает даже накинутый на плечи кардиган, в котором я смело могу утонуть, но пахнущий им, отсекая все остальное, не только шумы и запахи, но и всю реальность целиком. «А остальное совсем не важно...» Вероятнее всего, укутаться в его вещь было самым необдуманным из принятых за сегодня решений, и это учитывая то, согласно которому я должна была попытаться огреть неизвестного злодея, со скоростью явно превышающей человеческую, чем-нибудь тяжелым, что попадется под руку. И дело было не в том, что от приятного тепла и любимого запаха становилось плохо, нет! Совсем наоборот, мне начало казаться, что он уже дома и все хорошо и вот от этих неверных ощущений становилось невероятно грустно.

Никогда не любила просыпаться среди ночи, особенно от жажды. Ведь нужно добраться до холодильника, который мало того что на кухне, так еще и на первом этаже. И причем добраться так, чтобы при этом не только не очнуться самой, но и не перебудить весь дом, то есть отца и Барри, который мирно дрыхнет в соседней комнате. Но, на этот раз, ковбой был трезв и фокус удался, как и все путешествие целиком, потому что на мое счастье в холодильнике стояла огромная бутылка апельсинового сока, что прямо-таки спас меня от мучительной внутренней засухи. «Путь к кровати, к моей теплой кроватке... обнять медведика и блаженно проспать до утра...» И он был пройден практически целиком, вот только дверью раньше, что-то случилось и вместо своей комнаты я вошла в его и, абсолютно ни о чем не задумываясь, устроилась рядом. Должно быть сработала давняя привычка, ведь только совсем недавно, мои посещения его спальни среди ночи стали реже, потому что уменьшилась частота не только моих посещений, но того, что не давало Барри Аллену спокойно спать по ночам. «Ты снова и снова видишь это... даже когда ты врешь, что все совсем не так, я знаю... а вот ты не курсе очень многого...» Наверное, я должна была встать и уйти, и это было бы ужасно правильно. Вот только, оказывается, это выше моих сил и сон накрывает с головой, позволяя уловить только то, как теплые руки сгребают в охапку. «Ох, меня приняли за подушку, вот она поди обидится.» И если погружение в сон было мягким и плавным, в самом конце приносящим полное осознание того, что на самом деле происходит, но именно в тот момент, когда поменять что-либо уже невозможно, даже если возникнет желание, то пробуждение было ему полностью противоположным. «Вот ведь черт подери!!!» Ощущение было такое, словно я не проснулась, а меня просто выдернули из глубин подсознания, демонстрирующего невероятно красивые цветные сны. «Долбанутая!!!» Широко распахнув глаза, смотрю на руки, все также обнимающие и прижимающие к себе, как и несколько часов назад. Невинно несмотря ни на что. «Он так и не сообразил, что я не подушка. Настолько крепкий сон сморил еще с вечера. Чем же ты таким занимался вчера, Барри, что даже не заметил, как половину ночи проспал в одной постели с девушкой... Ну да ладно, пора и честь знать... и сбежать так, чтобы не разбудить!» Ловко меняюсь местами и уже упомянутой подушкой и почти неслышно, крадучись выползаю из постели, а после и из комнаты, надеясь только на то, что всех этих маневров не заметит отец. – Какое невероятное везение преследует меня! И пусть преследует вечно!!! – И все бы хорошо, но в коридоре появляется отец и сообщает о том, что давно пора вставать и надо бы разбудить соню-Барри, что я немедленно отправляюсь выполнять, изо всех сил надеясь, что он и правда проспал все на свете, а еще на то, что никто не увидит и не сумеет правильно трактовать причину того, почему я по цвету уже почти слилась со своей красной пижамой.

И снова пробуждение, так похожее на то, что совсем недавно виделось мне во сне. То же ласковое тепло, которое хочется сохранить как можно дольше, тяжесть его рук, которая напоминает какие он и сильные и нежные, тот же приятный запах, родной и любимый, «Так пахнет не его парфюм... это его запах...» и тихое сопение, обычно так забавляющее, стоит только ему задремать. Медленно открываю глаза для того, чтобы убедиться в том, что ощущения меня не обманывают и сейчас именно Барри мирно сопит рядом и это совсем не сон. Медленно поворачиваюсь так, чтобы наконец получить возможность разглядеть его лицо. «Ты так умиротворенно спишь. Что мне кажется, будто еще миг и ты улыбнешься и, открыв глаза, прошепчешь что-то очаровательно милое, как делаешь всегда по утрам...» И все было бы замечательно, не верни меня к настоящей реальности тот факт, что за окном была по-прежнему ночь, а сквозь шторы пробивались не утренние солнечные лучики, а свет уличных фонарей, которые в мгновение ока окунули не только в реальность и во всю ее измотавшую меня «прелесть». – Почему ты ни разу, за мои сорок пять попыток, не взял трубку? – Не шепот, просто тихий и спокойный голос, но я знаю... он услышит, как слышал всегда. Вот только реакцию его я предугадать сейчас не смогу, но в голову хотя бы не лезут мысли о том, что Барри был где-то с кем-то. И нет, не потому, что вид у него странно потрепанный, а потому, что в отношении «где-то с кем-то», я доверяю и верю ему, зная, что так поступить он не способен. «Но все же, где ты пропадал и что мешало тебе потратить пять секунд на простое «Все нормально, Айрис» и, вместо этого ты просто игнорировал звонки?» - Где ты был? – Запоздало замечаю, что на втором вопросе все же заметно повысила голос, но сделать с собой уже ничего не могу и это так похоже на те моменты, когда сам Барри говорит ощутимо громче, упоминая Флэша или мой блог. Это первый признак того, что он снова злится. Но сейчас к этому опасно близка я. – Почему ты опоздал? Где ты был? – Встаю с дивана, наконец выбираясь из его объятий, они успокаивают даже сейчас, а я так хочу быть злой и обиженной. – И даже не думай сказать, что был в участке. Это не так, я знаю. А также я в курсе, что ты не был на месте преступления, как и ни в одной больнице города. – Отхожу на безопасное расстояние, прекрасно зная еще одну особенность его присутствия рядом – стоит ему только ко мне прикоснуться, я вновь начну успокаиваться.

+1

5

Странное ощущение, когда знаешь что нужно сказать, но не говоришь этого и было бы правильно сказать, но ты не можешь и причины слишком веские. Но ее переживания ясны и она всегда заслуживала знать правду, теряюсь и пытаюсь еще пару минут не открывать глаза, хочу чтобы все это было сном. Но понимаю, что скоро это станет суровой реальностью и она потребует ответы на вопросы, на все пропущенные вызовы, а ты видел их и их там достаточно. ''Черт, Аллен, ты мог это предположить и ты слишком хорошо знаешь ее... Прости меня, Айрис...'' В голове созрела мысль, но стоит ли озвучивать ее или же все-таки продолжать молчать, что кстати еще более паршивая идея и может все усугубить. Но пока я продумываю ответ на один вопрос, она уже успевает задать второй и все на ту же тему. - Прости, легкая пауза и тяжелый вздох. - Я должен был набрать тебя, но я оставил телефон на работе, а когда решил вернуться за ним, то уже почти дошел до твоей работы, нелепо вышло. Приподнялся и сел более удобнее, чтобы посмотреть на нее, заметить, как она переживает, но даже в таком состоянии она прекрасна и сексуальна, я даже не знаю почему сейчас думаю об этом. - Я добрался до кафе, но оно уже было закрыто, да, я немного опоздал туда, а потом вернулся за телефоном, прости меня, что я такой дурак. Опустил голову вниз и понимал, что ложь хоть и убедительна, но это ложь и правда была совсем иной, она была куда болезненной, чем было на самом деле, как пару часов назад он валялся в переулке и пытался собраться с силами, чтобы добраться до лаборатории. ''Прости, что мне приходится обманывать тебя, но если бы ты знала, то сейчас бы переживала еще сильнее, а со мной все в порядке, я бы вернулся к тебе, я всегда буду возвращаться к тебе!'' Вновь ее волнительный тон и кажется, что она настроена враждебно и сейчас каждое его слово будет воспринято не так, как нужно, не так  чтобы успокоить ее. - Прости, что я заставил тебя волноваться и ждать меня, я кретин, я знаю это. Встал напротив нее и решил, что обнять ее будет хорошей идей, но кажется, что эта мысль неудачная и она раздражается и кажется, что уже нет пути назад. Отступил от нее на пару шагов назад и посмотрел в ее глаза очень виноватым взглядом, - Я правда не хотел, чтобы ты волновалась, я могу как-то загладить вину перед тобой?. Так нелепо, что спасая свою любимую девушку, ты попадаешь в подобную ситуацию и тебе приходится отчитываться за все.''Ведь я был там, я пришел к тебе, Айрис! Я переживал за тебя, я боялся, что этот чертов ублюдок причинит тебе боль, я мчался к тебе и прости, что я опоздал на свидание, что оно сорвалось....'' Глубокий вздох и вновь опускаю глаза в пол, стараюсь успокоиться и боюсь, что ситуация выйдет из-под контроля. ''Я знаю как это выглядит, знаю, что тебе пришлось нелегко, что ты ждала меня и переживала... Я задержался, я был в лаборатории и меня латали, в очередной раз и это было около трех часов. Хотя для меня они длились слишком долго, словно вечность и я так хотел к тебе, чтобы ты была рядом, ведь рядом с тобой становится легче и уже не так сильно болит, когда ты поддерживаешь меня и держишь за руку''. Между нами пару минут тишины и они снова кажутся мне адом, слишком медленно тянется время, но я знаю, что не могу сейчас говорить лишнего, я виноват и сейчас любые аргументы могут быть выдвинуты против меня. Встаю чуть иначе и переношу упор на другую ногу, чтобы было легче стоять, тело еще побаливает после травм и ожога, но кажется, что душа начинает болеть сильнее. Сейчас начинаю жалеть о том, что не умею создавать свои копии и отправлять их по нужным адресатам и меньше было бы таких ситуаций, как эта. Тяжелая и тягучая тишина и она просто смотрит на меня, а я ощущаю жуткий груз вины и он тянет меня, все сильнее тянет ко дну и физическая боль сменилась на душевную.

''И когда же я смогу рассказать тебе? Почему в мире все так сложно, почему я просто не могу рассказать тебе, чтобы мне было легче, чтобы ты поняла меня и простила, но ведь этого не случится, да и ты не сможешь простить меня так легко. Прости меня, Айрис.'' - Прости, что так часто прошу у тебя прощения, что такой нелепый и часто опаздываю, что перестал оправдывать твоих ожиданий, я люблю тебя, безумно люблю и больше всего на свете я боюсь тебя потерять. Но кажется, что продолжая в том же духе, я приближаюсь к своему самому величайшему кошмару, я обрел свое счастье и теперь постепенно оно ускользает от меня. Может Оливер был прав, и супергерои не заслуживают девушек, все что у них есть - это долг перед людьми и планетой, а все остальное становится недостижимостью. Но я не хочу так думать, я ведь не хочу ее потерять, безумно боюсь потерять ее, ведь тогда я потеряю всякий смысл. ''Ты делаешь меня человеком, Айрис, лишь с тобой я счастлив, хочу улыбаться и жить!'' Продолжаю молчать и кажется будто вечность прошла, а в горле ком и жуткая режущая боль. ''Только не говори, что это конец, нет.'' Внутри я схожу с ума и хочу разорвать эту тишину, прижать ее к себе и успокоить, сказать, что никогда не оставлю ее одну, что она всегда в безопасности, ведь я всегда успею, я просто обязан и у меня нет права на ошибку. - Я люблю тебя, шепчу ей и пытаюсь найти ответы в ее глазах, но в ее глазах нет ответа, там тишина и обида, я ведь вновь накосячил. Делаю глубокий вдох и ощущаю легкую боль в ребрах и шумно выдыхаю... ''Черт, неужели еще не все тело зажило.'' Но проверить я не могу, я не могу показывать ей этого, того, что случилось с моим телом и ей лучше этого вовсе не нужно знать. Нервничаю и она это видит, но я не боюсь того, что она не поверит в мою историю, я боюсь, что она скажет, что устала от этого, что я постоянно опаздываю и не выполняю обещаний, хотя так бывает не всегда, всегда стараюсь изо всех сил не косячить и быть рядом с ней. Но сегодня она вновь виделась с Флэшем и вряд ли опустит подробностей о нем, хотя ведь знает, что моя реакция будет неоднозначной. Но по большему счету это так смешно и если бы она знала правду, то давно бы рассмеялась и посчитала меня полным психом. А я лишь могу вздыхать и пожимать плечами, Айрис, надеюсь, что ты не влюбилась в своего спасителя, что ты все еще любишь меня. Что не променяла бы меня на героя, хотя это смешно, я так часто огорчаю тебя, а он всегда успеет к тебе и сможет защитить тебя, наверное, ты уже сделала свой вывод сегодня. Накручиваю себя, снова делаю это и начинаю нервничать ее сильнее, от волнения вспотели ладони и мне бы метаться бы сейчас по комнате, а я вместо этого смотрю на нее и стою так, словно ноги онемели и я не могу пошевелиться, ощущение схоже с тем, что было сегодня при Реверсивном Флэше, когда он лишил меня моей силы и я просто не мог бежать, я был полностью разбит и подавлен, а сейчас происходит подобное, но с моей душой.

+1

6

В голове все еще звучит мой собственный вопрос: «Где ты был?», я не могу избавиться от него, как ни стараюсь. Быть может, не будь у меня постоянного ощущения того, что от меня скрывают что-то важное, было бы проще, но не сейчас. «Ты ведь обещал мне… никаких секретов, никаких тайн и ни слова обмана, еще тогда, очень давно… Господи, да тогда мы были почти детьми, но я до сих пор помню красивую клятву о том, что Барри Аллен не будет скрывать от меня ничего, даже банальных мелочей… Но сколько раз ты уже нарушал свое слово? И сколько раз еще нарушишь? И если раньше, такое я могла простить запросто, ведь «мы просто друзья», то как мне терпеть это теперь, когда друзья в прошлом, а настоящее гораздо более важно?» Я так и стою поодаль, даже не скрывая гнев и обиду, а он снова оправдывается и вновь извиняется. – Прости? Ты говоришь мне «прости», когда врешь в лицо? – Я сверлю его взглядом, понимая, что слова сделали свое дело и внутри медленно поднимает голову горькое разочарование. – Насколько ты опоздал? На час? Может быть полтора или два? Потому что будь твоя задержка чуть меньше, ты бы прекрасно знал, что я находилась там около часа, после закрытия, а значит, как минимум не выключала свет. А еще ты был бы в курсе, что пока я ждала своего не появившегося бойфренда, произошло кое-что очень и очень неприятное, и пугающее любого здравомыслящего человека! А я пока таковой являюсь… но тебя ведь не было рядом, хотя ты обещал не задерживаться сегодня. – Безумно хотелось отвернуться, отойти еще дальше, но сделай я хоть что-то из этого, Барри обязательно подошел бы, прикоснулся, обнял и уже через несколько минут был бы полностью прощен. «Нет, только не сегодня и не сейчас! Я молчу, не обижаюсь и не устраиваю ссор из-за этих простых опозданий, неожиданной работы, задержек у черта на рогах или в S.T.A.R.Labs, потому что я все прекрасно понимаю, ведь и в моей жизни случаются непредвиденные ситуации, срочно требующие разрешения. Но я всегда! Абсолютно каждый раз! Сообщаю о том, что задержусь… могу не позвонить, но обязательно отправлю смс, попрошу передать отца, да как угодно, но сообщу любимому человеку о сложившейся ситуации... Но видимо это не настолько важно, чтобы заморачиваться не только мне.» Правда, оказалось, что даже взгляд может вызвать у Барри ту самую реакцию, потому что уже через мгновение он не только встал с дивана, но и решил все-таки подойти. «Не надо! Черт! Не смей сейчас прикасаться! Дай мне выговориться! Просто не трогай!» - Нет! Не трогай меня! – Я не отталкиваю его, лишь слегка повышаю голос и отступаю еще на шаг, вновь оказываясь в относительной «безопасности». Отходит и он, а в глазах столько вины и отчаяния, что становится физически больно, но я уже не могу остановиться, мне нужно сказать все, что сейчас в голове и даже не потому, что я действительно так сильно зла не него, нет причина гораздо проще и банальней, чем может показаться. Мне просто было страшно, так невероятно страшно, что я до сих пор в шоке от того, как еще на ногах держусь. «Ну вот, теперь отчаянно хочется броситься ему на шею, чтобы успокоил и защитил от того кошмара…» И, вроде бы можно и правда начать успокаиваться, да вот только следующая фраза Барри снова выбивает почву из-под ног. – Что прости? Не хотел заставлять ждать и волноваться? Хочешь загладить вину? Так может скажешь мне правду о том, где был, не придумывая совсем ничего, даже если мне это не понравится… Я ведь чувствую, что ты что-то скрываешь, мы с тобой тысячу лет знакомы! Я прикрывала тебя перед отцом, так как их тебя лжец всегда был никудышный! Но теперь ты почти виртуозно врешь мне… - Не кричу, да и зачем, ведь порой от тихого и спокойного голоса становится только хуже, но как бы я ни была зла, я совсем не хочу делать ему больно. Злюсь безумно, все еще испугана невероятно, но ведь любить ведь я не перестала от этого. А любимый человек стоит поодаль и молчит, переминаясь с ноги на ногу. «Нет, ты не кретин, ты болван… А это абсолютно разные понятия, практически никак друг с другом не связанные, но не бросаться же мне сейчас в пояснения определений, правильно?» Теперь молчу и я, на некоторое время просто потерявшись в своих мыслях.

«Боже, ну почему? Ну зачем ты извиняешься так часто и берешь на себя то, чего совершенно не должен… Как будто это ты виноват во всех смертных грехах, да еще и в изгнании людей из Рая! Но ведь это не так, совершенно не так! Прекрати уже жить с постоянным чувством вины за то, чего не совершал! Барри, перестань…» Та самая ситуация, когда несколько минут молчания изменили очень многое, показавшись при этом целой вечностью. Они дали возможность успокоиться и почти отогнать кошмар и воспоминания. – Что ты несешь? Почему у меня сейчас такое ощущение, словно это не я оказалась опасности, а ты и сейчас бредишь, отходя от шока… Нелепый и часто опаздывающий – это твое вечное состояние, которое ничуть меня не напрягает, а наоборот, умиляет в девяноста девяти процентах случаев, к слову, но ты постоянно цепляешься за эти слова, которыми почему-то так любишь себя описывать, а я совершенно понимаю на то причин. - «Перестал оправдывать ожидания? Перестал… оправдывать…» В этот момент отчаянно захотелось ударить его, чтобы Барри пришел в себя и перестал говорить всю эту ерунду. – Ты вообще слышишь, что говоришь? Хотя бы примерно? Ну, чуть-чуточку? Потому что я начинаю сомневаться. Я злюсь не потому, что что-то не так в наших отношениях, хотя в них явно все очень странно. Я злюсь потому, что твое опоздание могло сыграть очень злую шутку. Ты ведь не знаешь, что было в кофейне… - Я снова замолкаю, собираясь с мыслями, которые как назло именно сейчас стремятся разбежаться как можно дальше от меня и моего сознания. Тишина все продолжается, а мне до сих пор нечего сказать и начинает слегка трясти, ведь приходится вспоминать все, что происходило. «И как объяснить, что дело не во мне…» Это самое сложное, ведь нужно упомянуть Флэша, а значит последует реакция, и черт бы с ней, да вот только разговор уже далеко не спокойный. И тут мне снова становится жутко обидно, потому что зная, как Барри отреагирует на упоминание о спидстере, я в который раз буду пытаться ему объяснить, что его мнение в корне неправильно. – Знаешь, там было страшно… в моей уютной и светлой кофейне. И я совсем не хотела оказаться между молотом и наковальней в разборках Флэша и его сумасшедшего преследователя, но оказалась… Вот только я думала вовсе не о том, что случится со мной, потому что об этом даже не успела, а о том, что будет, если там не вовремя окажешься ты. Что когда ты придешь, там не будет Флэша, а только тот псих… я боялась, что он убьет тебя, а ты не отвечал… и никто не отвечал мне на звонки. Ты хоть представляешь, каково мне было? Я ведь даже не знала, услышал ли Флэш мою просьбу уберечь тебя, как спас меня! Он ведь пострадал из-за этого… а ты молчал! Ты где-то пропадал до трех ночи! – И тут, что называется просто прорывает, я рассказываю обо всем, что произошло, со всеми подробностями, которые словно раскаленным железом выжжены в моей памяти, я так подробно описываю все, что происходило, будто прямо сейчас со стороны смотрю на эти события. Снова начинает трясти, но вместо того, чтобы подойти к Барри и уткнуться в его грудь, найдя тепло и спасение, только обхватываю себя руками, словно пытаясь согреться. А он говорит о любви, но вместо ответа тишина, ведь и так понятно, правда понятно, если он только услышал хоть часть моего рассказа. «Больше всего на свете я переживала за тебя! Всю эту чертову ночь, не могла уснуть, обзванивала больницы, знакомых… ведь правда, не дошло дело только до бывших, а если б дошло, то уж кому-кому, а мне они точно не были бы рады. И ты смотришь сейчас так, будто в голове уже сложилась целая история о том, как я бросаю тебя из-за вот такой оплошности... Но ведь этого не будет, ты ведь сможешь все исправить!»

+1

7

Стою и стараюсь абстрагироваться от этой ситуации, от этой невыносимой душевной боли и того, что приходится врать ей, она не заслуживает этого и я так долго добивался счастья, чтобы сейчас его потерять. В голове всплывают разные чудовищные картины и разные предположения той или иной ситуации, хочется метаться с места на место оттого, что произошедшее загнало меня в глухой тупик и кажется, что это уже никогда не закончиться. "Прости меня, я знаю, что повторяюсь и этим еще сильнее тебя злю, знаю, что ты думаешь, что я лгу тебе... но ты от части права, я не знаю как тебе объяснить тебе это и не думаю, что я имею право на это, но я лишь верю в то, что когда-то ты узнаешь." А в реальности я лишь делаю глубокий вздох и нервно хватаюсь за голову, мне нечего ей сказать, все что я могу - это бесконечно извиняться за то, что ей приходится видеть и переживать. "Но это лишь часть, Айрис.. радуйся, что ты не видела всего и не знаешь этого." Я чувствую себя паршиво и не говорю только за душевную боль, которая зашкаливает, но и ожоги еще до конца не прошли и каждое движение отдается ноющей болью.

Подростки часто ошибаются и за весь свой путь оступаются, но довольно быстро учатся на своих ошибках. - Айрис, я сегодня задержался в школе и у меня было много уроков, так что мне нужно делать домашку на завтра, я буду занят. И не давая вставить ей ни единого слова, он отправился наверх и заперся в своей комнате, но этот день он вовсе не провел в школе, он снова сбежал из дома и в очередной раз помчался к папе и провел там несколько часов, пытался добиться результата. Но вместо этого за ним приехал Джо и отвез его в участок, а там долго пытался достучаться до него, но все безрезультатно и это происходит периодически и ничто не может заглушить эту душевную боль и разочарование в собственном бессилии. Стук в двери и ее тихий голос, она знает правду, ей давно сообщили и еще в школе, она совершенно не дурочка и не наивная, нет. Она была невероятно умна и сообразительна, непохожа ни на кого и я был влюблен в нее, был тайно влюблен в ту, что живет со мной, которая разделила со мной отца и свой дом. А я чувствую себя неуютно и постоянно пытаюсь сбежать и помочь своему отцу, часто ругаюсь с Джо и борюсь с несправедливостью или мне так только кажется. - Я могу войти?, а у меня легкая дрожь по телу и я в полном разочаровании, сейчас готов провалиться сквозь землю. - Да, ты можешь войти, она смотрит на меня и пытается всмотреться в мои глаза, а они полны грусти и боли и она это видит, понимает эту боль. - Ты ведь не был в школе, верно?, а потом шепотом добавила, - Ты можешь не лгать мне, я уже все знаю. А мне стыдно за эту ложь, я знаю, что она уже обо всем знает и знает о том, где я был, но я зачем-то лгу ей и понимаю, что я совсем не хочу этого, мне больно от этого. - Да, прости меня за это, смотрю в ее глаза, а она расстроена этим и тем, что я не сознался ей в этом и она ищет ответа, причину моей лжи. Она берет меня за руки, а потом крепче обнимает и что-то шепчет, а меня это успокаивает и мне уже не так больно и тошно и я клянусь ей говорить правду и только правду. - Айрис, я обещаю, что всегда буду говорить тебе правду! Больше никогда не разочарую тебя и ничего не скрою, ты для меня самый близкий человек на земле. Обнимаю ее крепче и успокаиваюсь сильнее, чувствую, как от нее исходит тепло, такое же, как от мамы и сильнее осознаю почему же люблю ее.


Стою и смотрю в ее разочарованные глаза, понимаю, что подвел ее и не могу найти себе оправдания, но с того момента многое изменилось и я стал не тем, кем был раньше. "Я больше не тот Барри, которого ты знала, теперь я имею вторую личность и хотел бы тебе рассказать, но не могу, надеюсь, что ты поймешь меня и простишь.'' - Я знал, но мне пришлось задержаться, я не думал, что к концу работы будет такой завал, а потом забыл свой мобильный в участке и я знаю, что я идиот и я не знаю, как ты это терпишь, я бы убил себя давно. Ощущаю ее раздражение и гнев, сегодня она злее, чем обычно и так просто не остудить этот пыл. Да и мои "отговорки" слабо работали и звучали не совсем убедительно, а я никогда не умел лгать ей и до сих пор не научился это делать. - Я знаю, что обещал, но так получилось и пришлось идти пешком, я обещаю исправиться, правда!!!! Но ее гнев перекрывал мои слова о том, что я исправлюсь и больше не совершу глупых ошибок. Стараюсь стабилизировать уровень гнева, а она просит не приближаться к ней и держит холодную дистанцию и становится так больно от этого. - Я клянусь, что не придумываю, я спешил к тебе и вновь опоздал, я не вру тебе, я не могу солгать тебе, я боюсь тебя потерять и поэтому откровенен с тобой, просто в очередной раз налажал, а хотел сделать, как лучше. Становится так больно и она все дальше отдаляется и становится невыносимо холодной, - Нет, прошу не отдаляйся от меня, я не могу тебя потерять, я не смогу без тебя. Но мое лицо меняется, оттого, что я слышу слово ''опасность''... я знаю об этом, но ее Барри не успел ее спасти, он не был в том радиусе и это заметно портит его карму, но тут нужно изобразить шок и то, как ты за нее безумно переживаешь, хотя знала бы она то, как сильно я сегодня переживал за нее, как мчался к ней и утащил ее домой и молился, чтобы этот псих не помчался за мной. - Как???? Что случилось??? Ты цела?. На лице воплощение ужаса и недоумения, но ему несложно изобразить это, ведь сегодня он переживал нечто подобное. Слышу ее волнение и начинаю реагировать на него, хочу подойти к ней и успокоить ее, но все еще держу дистанцию меж нами, ужасную и омрачающую дистанцию, - Что случилось в кофейне??? Засыпаю ее тонной вопросов и жду ответы, хочу, чтобы она рассказала мне, а с ее слов это звучит ужаснее чем-то что она видела. Волнуюсь и боюсь упоминания самого себя, я знаю, что она упомянет его, ведь он ее спаситель, он постоянно спасает ее и она регулярно злит меня этим. И тут ее захлестнули эмоции и она продолжала говорить о своих переживаниях, о том, как переживала за него, а он не отвечал на ее звонки и не появлялся в поле зрения и это правда выглядело странно, хотя весьма логично и сейчас все злит и то, что она вновь упомянула его и то, как она воспринимает все, а для меня это уже старт к злости. - Значит тебя вновь спас этот Флэш и это становится традицией, а я вновь не успел и не думаю, что стоило так переживать за меня, твой дружок и обо мне бы позаботился, наверное. Говорю с искренним раздражением, я переживаю за то, как она относится к нему, как воспринимает его и то, как привыкает к нему. - Он зачастил быть твоим спасителем. Огорчение и раздраженность и мы с ней плавно меняемся местами и теперь я держусь отстраненно и не хочу думать о том, как она влюбляется в своего спасителя и начинается все в тупого блога. И пусть это все выглядит идиотским образом, потому что я по сути ревную сам к себе, но я уже не могу перестать ревновать ее, а она пока что делит нас, как разных людей и относится к нам по-разному, а сейчас все ее внимание и разум занял лишь он - Флэш.

+1

8

Если бы только мне раньше сказали, что настолько тяжело будет стоять напротив него и вот так выяснять отношения, я бы рассмеялась этому человеку в лицо. Ведь мы выросли вместе с Барри и всегда были рядом, с самого детства. Я помню его еще со времен начальной школы, если не с детского сада, потому что он всегда был «мальчишкой по соседству», с которым мне было очень весело проводить время, а потом, когда мы росли его компания стала необходимостью и так Барри Аллен стал незаменимым человеком в моей жизни. Едва ли не каждый, с полной уверенностью в своей правоте, гордо заявит, что незаменимых в этой мире не существует, но факт остается фактом «мальчишка по соседству» был именно таким и с годами эта зависимость только росла и никакие расстояния или проблемы, вкупе с редкими, но каждый раз весьма значительными ссорами не могли этого изменить. Причем не помогали даже отношения. Сколько раз я сбегала, отменяла или вовсе не приходила на свидания только потому, что Барри была компания для похода в планетарий, на научную выставку или лекцию по астрофизике, теории вероятности или еще какой-нибудь невероятно заумной, то есть научной ерунде, из которой я не понимала ровным счетом ничего, хотя каждый раз старалась. «Но все эти занудные разговоры и объяснения просто не держались никогда в моей голове, в отличие от его пояснений, чертежей, рисунков и прочих попыток вдолбить в мое сознание хоть немного науки.» После разговоров с ним, я читала практически каждую из книг, что рекомендовал мой гений. Когда я стала так его называть? Кажется, еще в школе, классе в шестом, когда он не особенно напрягаясь переспорил преподавателя по химии и сумел доказать свою правоту не взорвав при этом всех в кабинете, и несмотря на то, что учились мы в разных классах, эта новость дошла до меня еще до того, как прозвенел звонок с урока. И тогда же все преподаватели в школе стали его уважать, чего не скажешь об одноклассниках. Тогда мы могли бы оказаться по разную сторону, но разве можно было предать близкого человека ради того, чтобы избежать причисления к аутсайдерам? Мною такой вариант не рассматривался, а вот Барри похоже решил иначе, когда после поступления в колледж превратился в того, кого не только я, но и он сам всегда ненавидел. «Благо ненадолго, иначе даже моя любовь и терпение просто не выдержали бы…» А вот будь у меня побольше разума и поменьше привычки к тому, что этот парень постоянно находится в полнейшей досягаемости в режиме двадцать четыре на семь, я может быть и сообразила раньше, что вот такую любовь к друзьям не испытывают. Но, к сожалению, мы были настолько близки, что разглядеть его чувства, как и свои я смогла лишь тогда, когда дважды чуть его не потеряла. «Ага, а сейчас ты могла бы сказать небольшое, но невероятно искреннее спасибо бывшей блондинке Барри Аллена за то, что сумела окончательно убедить меня в том, что без этого парня мне жизнь не мила, и он совсем не должен быть при этом мне другом.»

А сейчас я стою прямо напротив него и едва ли не отталкиваю от себя, потому что зла настолько, что даже представить страшно. Хотя если сравнивать… то просто не с чем, потому что он идеальный. «Черт, правда, идеальный! За исключением тех моментов, когда опаздывает, заставляет дико волноваться и пытается соврать, так неуклюже пытается соврать!» То есть для кого угодно, парень-то безмерно далек от идеала. «Но не для меня!» - Так получилось… ты обещал… и обещаешь сейчас… Знаешь, верить в такой ситуации самое опасное, что можно делать. И любой человек, не знающий тебя всю сознательную, а может и несознательную жизнь... откуда я знаю, может мы знакомы гораздо дольше, чем кажется… просто не стал бы даже выслушивать твоих оправданий и просто разорвал любые контакты и отношения. Но я ведь не «какой-то там любой человек», я снова верю тебе и знаю, что ты будешь стараться все исправить, чтобы таких ситуация больше повторялось… - И вроде как все начинает успокаиваться, но тот поток сознания и слов, что описывал все произошедшее вечером, явно возымел действие, вот только не такого я хотела. «Нет… снова…» Теперь уже он раздражен, нет, он по-настоящему зол и не только, его накрывают еще какие-то эмоции и проходит буквально несколько мгновений, чтобы безошибочно определить какие именно. Саркастичный тон, так не свойственный человеку, которого я люблю, приличное количество яда в каждом слове, что касается Флэша. «Господи, Барри… Ну нет! Только не надо меня ревновать!!!» Кажется, желание стукнуть или как следует встряхнуть этого парня сегодня меня уже не отпустит, потому что я просто теряюсь, когда слышу от него такие слова, и складывается впечатление, что он целиком и полностью сосредоточился именно на этой своей ревности, не видя больше ничего вокруг и не слушая уже меня. – Барри, прекрати нести бред! Если я по чистой случайности, а может из-за своей, очевидно, очевидно плохой кармы, постоянно оказываюсь в эпицентре какой-то странной негативной активности и оттуда меня кто-то спасает, это не значит, что спаситель заинтересует меня хоть как-то, кроме как очевидный факт: «Вау, круто, можно пару слов для интервью, ты ведь как-никак городской герой!» А мне сейчас даже становится интересно, насколько ты должен мне не доверять, чтобы употребить в разговоре со мной о Флэше слово «дружок», да еще сделать на нем подобный акцент? Кто я по-твоему? – Я устала, по-настоящему устала объяснять своему парню, что человек, периодически вытягивающий меня из передряг не значит для меня абсолютно ничего. То есть да, я интересуюсь им, как и всем сверхъестественным, ведь он появился очень внезапно, да еще с таким возможностями и как раз тогда, когда было нужнее всего. И это радует и удивляет меня, собственно, как и тот факт, что незнакомец в маске оказывается рядом всякий раз, как мне грозит опасность или требуется помощь, но даже не подумал о том, чтобы хотя бы дать услышать свой настоящий голос, а не тот, что он использует при всех разговорах со мной, «Кстати, вот бы узнать, как он это делает… Нужно спросить!» не говоря уже о том, чтобы показать свое лицо или сказать имя. Хотя этого я не требую, мы совершенно посторонние друг другу люди, а значит ничем не обязаны. Но никакие из приводимых мной доводов не производят впечатление на Барри, он как будто вовсе не слушает меня, пропуская любые аргументы и объяснения мимо ушей, даже слова: «Он интересен мне только как герой города и не более», остаются им не услышанными. - Он зачастил быть твоим спасителем. – Ох, он всегда умел вернуть к реальности самым внезапным способом и сейчас я даже на мгновение онемела от его слов. – Что? Может тебе гораздо больше понравилось, если бы он не пришел? Ни разу, а ты смог бы избавиться от девушки, которая не вызывает у тебя доверия? – Я бросаю в него эти слова, словно камень, запоздало понимая, что это перебор, но слишком поздно. Барри Аллен снова коснулся той темы, что являлась для нас катастрофической, да еще и сумел сформулировать претензию так, что действительно становилось жаль, что Флэш тратит свое время на спасение столь жалкой жизни. – Знаешь, с меня хватит! Я больше не желаю это обсуждать.«К черту!» Опускаю голову, чтобы собраться с силами и мыслями, одновременно резко поворачиваясь к нему спиной и на миг отчаянно жалею, что дверь позади меня, и проходится отвернуться от него, а не просто пройти мимо, так было бы быстрее. Вот только особе времени на раздумья нет, потому что хочется поскорее покинуть помещение и выйти на улицу, где перед тем как поймать такси, можно будет хорошенько придаться жалости к себе. «Слава Богу!» Да, поминать с перерывом всего в несколько секунд обоих представителей небесной канцелярии, немного странно, но тут уж ничего не попишешь. К тому же, входная дверь, которую несколько часов назад я отпирала с невыразимой надеждой, уже в шаге от меня, а по пути я даже не встретила провожающих Джетта и Нору, что даже почти не странно, потому как скорее всего они просто спрятались куда-нибудь, благоразумно решив не участвовать в ссоре хозяина. И вот оно «спасение», в виде дверной ручки, повернув которую я окажусь практически в другом мире, очень печальном мире.

+1

9

Стою напротив той, кого люблю и не понимаю какая дорога завела нас в тупик, стараюсь найти объяснение случившемуся, но слишком много проблем свалилось на меня сегодня. Я даже половину о них рассказать не могу, а она укоризненно смотрит и явно ждет, что я начну рассказывать о том, что я именно тот, кто вечно спасает ее прекрасную попу из какой-то передряги, а ведь это была бы правда, но ей нельзя ее знать. А от этого моя ноша становиться тяжелей и кажется, что мы скоро дойдем до предельной точки, если уже не дошли до нее. ''Пожалуйста, давай не будем портить то, что у нас есть.... я так тебя люблю.'' Грустно, больно и стыдно за то, что я вру самому близкому человеку на всем белом свете, но кажется я зашел довольно глубоко и могу утонуть в этом вранье, что и делаю сейчас, а потом в голове звучит голос Джо и я снова понимаю зачем это делаю и для чего весь этот цирк с ревностью к Флэшу и почему я ощущаю его серьезным конкурентом. Она часто видится с ним, но это я ищу повода, чтобы быть рядом чаще и это скорее похоже на замкнутый круг, а ее вины в этом нет и никогда не было. ''Прости меня за эту глупость, я больше никогда не буду винить тебя в подобном.'' Но я никогда не перестану мчаться к ней, никогда не перестану спасать мою единственную любовь и все те слова, что она говорила - это словно ножом по сердцу, но я понимаю причину этих слов и стараюсь унять все негативные эмоции и лишь просить о прощении за величайшую глупость, что мог совершить я. Барри Аллен - медленный и уязвимый и точно не сможет так быстро оказываться там, где она, а Флэш носиться с огромной скоростью и успевает всегда и никогда не опоздает туда, где нужна помощь. Сейчас мне приходится делить эти личности на разные и у меня словно раздвоение личности, а это странно и больше похоже на шизофрению, но так не придется ничего объяснять никому и у меня может быть нормальная жизнь и я снова буду казаться всем обычным парнем, который вечно опаздывает и не умеет придумывать себе оправдания по этому поводу. Хотя если подумать, то у меня и сейчас все плохо с этими оправданиями, я не могу наладить отношения с той, которую безумно люблю и несу полнейший бред, а самое ужасное, что начинаю привыкать к тому, что говорю и главное не начать верить в это. Терпенье у любимой кончается, а у меня заканчивается бред и я чувствую безумную вину за собой и эта ссора кажется сильнее и тяжелее всех, что у нас были когда-то. А ведь за нашу долгую жизнь рядом, у нас было немало ссор и каждая мне казалось катастрофой, после которой мы больше не увидимся и она просто не захочет видеть меня, но чудом или судьбой, она вновь прощала меня и я вновь мог любоваться ее прекрасной улыбкой и все остальное казалось бессмысленным, а я понимал, что сильнее влюбляюсь в нее и назад пути нет. А сейчас она рядом и кажется все пропало и на этот раз я не увижу ее прекрасную улыбку и она уже не простит меня, а ведь время идет и мы меняемся и проблем стало больше, после того удара молнией. Я ненавижу скрывать от нее что-то и она сразу замечает это, как и сейчас, а я никогда не умел врать и сейчас делаю это ужасно, что вместо слов о правда - я просто кидаю колкие фразы и не могу остановиться. Боже, остановите меня, я не должен так себя вести и это вовсе не я, но почему же я так завелся и как выключить это? Хватает лишь на то, чтобы просто выслушать ее и не перебивать, в этот момент понимаешь, что делаешь больно и даже очень, а ее фразы не менее остры, чем твои и куда же нас заведет этот разговор. - Прости меня, я не должен был говорить это. Тяжелый вздох и слова действительно c раскаянием за то, что сказал это, за то, что вел себя как мудак или то, что посмел сказать подобные фразы и с таким тоном. - Прости, что сказал это и я бы отдал все, чтобы иметь хотя бы шанс спасти тебя самому и сделать этого без его помощи, но я счастлив, что он спасает тебя, любимая. Я благодарен ему или себе, что имею эту скорость и могу защитить тех, кого я так сильно люблю, но вместе с этой скоростью у меня появляются проблемы и порой мне кажется, что я и есть катализатор проблем. Но зная ее, то за эти мысли я бы уже получил по башке и это вызывает едва ощутимую улыбку, но я не забываю, что сейчас нет ничего смешного или забавного в том, что мы на грани и она готова бросить в меня что-то и больше никогда не видеть меня. – Барри, прекрати нести бред! Если я по чистой случайности, а может из-за своей, очевидно, очевидно плохой кармы, постоянно оказываюсь в эпицентре какой-то странной негативной активности и оттуда меня кто-то спасает, это не значит, что спаситель заинтересует меня хоть как-то, кроме как очевидный факт: «Вау, круто, можно пару слов для интервью, ты ведь как-никак городской герой!» А мне сейчас даже становится интересно, насколько ты должен мне не доверять, чтобы употребить в разговоре со мной о Флэше слово «дружок», да еще сделать на нем подобный акцент? Кто я по-твоему? Ее слова бьют больнее, но я понимаю, что несу откровенный бред и должен остановиться и остыть, чтобы не нагнать новую волну и не устроить из этого ураган. - Ты права, я несу бред и я обещаю, что больше не повторю подобных вещей. Ты очень важна для меня и я понимаю это тогда, когда ощущаю, что ты была в опасности, а я не сумел ничего предпринять и больше всего ненавижу себя за это, прости меня. Но она так устала от меня или от моей раздражительности, а ведь я вспылил и наговорил много всего плохого и моя совесть съедает меня за это и это самое ужасное чувство, что трогает самую глубину души и я начинаю ощущать безумную вину перед ней. – Знаешь, с меня хватит! Я больше не желаю это обсуждать. Какое-то время молча и она приняла решение уйти и оставить этот разговор и все, что произошло за дверью, но для меня это было немыслимо, я не должен позволить ей уйти! "Нет! Не уходи и не оставляй меня одного, прошу тебя." Мысленно я молил, чтобы она передумала, но понимал, что одних мыслей недостаточно и если бы я мог, то метнулся бы к этой самой двери и закрыл бы ее, но я не могу этого сделать. - Любимая. Срывается шепот и лишь это и то, что я уже опережаю ее у той самой двери и крепче обнимаю ее. Я знаю, что она сейчас думает, но я не даю ей уйти и чтобы отвлечь ее от дурного и того, что было до этого, я, отбросив страх, целую ее и этот поцелуй снимает боль и тревогу, я все нежнее обнимаю ее, но по-прежнему не даю ей высвободиться с моих объятий и мне кажется, что я бы застыл с ней в этом моменте и никогда бы не выпускал ее из объятий и нам некуда спешить, я ведь так тебя люблю. - Я безумно тебя люблю. Шепчу сквозь поцелуй и подхватив ее на руки, отношу дальше от этой двери и не хочу, чтобы хотя бы что-то прерывало этот прекрасный момент, а она задумывалась о том, что наверняка совершила ошибку и все еще хочет уйти. Я не позволю тебе уйти, я так нуждаюсь в тебе и всегда буду твоим и неважно кем, я всегда буду мчаться к тебе, чтобы увидеть и спасать тебя, я дышу тобой. - Прости меня за то, что я такой болван у тебя, я стараюсь исправляться. Целует с большей любовью и желанием, а все те эмоции, что накопились, они переросли в более интригующее чувство, которое наполняло сильнее и так отдавалось в каждом касании и поцелуе.

+1

10

Такой медленный Барри Аллен порой бывает невероятно быстр, вот и сейчас каким-то образом он умудрился оказаться у входной двери раньше меня, а ведь я так торопилась, чтобы сбежать от него, сбежать от этой ссоры и той, что последует за ней. Но, как оказалось, от Барри не так-то просто улизнуть, даже в пылу «боя». «Наверно, даже Флэш не с таким энтузиазмом рвется остановить свою девушку, когда она в пылу ссоры решает уйти, а ведь он передвигается гораздо быстрее, чем обычные люди… Интересно, а использует ли он свои возможности в обычной жизни? И есть ли у него эта жизнь? Простая работа, простые друзья, из тех, что собираются вечером в каком-нибудь баре или кофейне, чтобы просто приятно провести время, а может они любят играть в боулинг или бильярд… Надо спросить его об этом, когда представится возможность.» Должно быть, это уже вырабатывается профессиональная привычка или даже рефлекс, формулировать какие-то комментарии или интересующие меня вопросы в любом состоянии, даже отчаянно близком к истерике, а может быть это защитная реакция моей психики, отвлекаться на что-то менее важное, переводя на первый план, чтобы окончательно не психануть и немного остудить свой рассудок. Но, к сожалению, легче не становится, наоборот – только хуже, ведь тот, чью жизнь я пыталась использовать как отвлечение от проблем, как раз и является их корнем и первопричиной, ведь это именно из-за него мы сейчас так поругались и я пытаюсь сбежать, а ведь еще столько упреков, вертящихся на языке, Барри даже не произнес. «Любимый, ну почему же ты так ревнуешь меня к нему? Ведь ты ни разу не дал мне ответа на такой простой вопрос, придумывая лишь какие-то совсем невнятные причины или давая старт очередной нашей ссоре. А ведь я всегда называю тебе истинные причины моей ревности, даже если они совсем глупые или неприглядные.» А затем все отключается, все мысли убегают прочь то ли в панике, то ли просто в растерянности, оставляя меня наедине с его теплом. Я так отчаянно стремилась отвлечь себя и вовремя убежать, что совсем забыла о том, что у меня есть преследователь, который отчего-то против моего ухода. «И он пойдет на все?» - Барри! – Только и успеваю, даже не вскрикнуть, а чуть слышно удивленно прошептать, за мгновение до того, как оказаться в кольце его рук. Он обогнал меня и замер прямо передо мной, умудряясь поймать так, чтобы даже обойти было не так-то просто. Вместо этого я только утыкаюсь лицом в его грудь, ощущая, как меня все крепче становятся объятия и все сложнее даже размышлять о том, как бы выбраться.

Объятия любимого человека, в них всегда тонешь с головой, полностью теряя ощущение реальности происходящего, словно на какие-то мгновения впереди замаячили те самые Золотые Врата, за которые появляется возможность пройти, если получить разрешение на жизнь в Раю. Это тепло и руки, прижимающие к себе – один из самых ярких образов предвкушения чего-то замечательного, самое действенное утешение. Когда его руки смыкаются, едва ощутимо, мягко поглаживая спину, чуть сильнее прижимая к себе, если вдруг пытаешься вырваться или отстраниться, или в моменты, когда он почти резко, с напором притягивает к себе, устроив свои ладони на талии или бедрах, кажется, что можно простить ему почти любой грешок, особенно если на этом он еще и не остановится. А это мягкое тепло, исходящее от него и возможность услышать такое сильное, родное и живое сердце, которое словно бьется только для тебя? Хочется закутаться в это тепло и уют, провести так всю оставшуюся жизнь, никогда не размыкая рук.

«Отойди!!! Не трогай!!! Не прикасайся!!! Не смей!!! Не отпускай…» Как и всегда, стоит ему применить этот прием, моя злость, желание ругаться и оставить его сейчас одного начинают таять, с невероятной скоростью, несмотря на то, что я все еще пытаюсь выбраться из крепких объятий. – Барри… - Снова пытаюсь начать говорить, попросить, чтобы он отпустил меня, позволил уйти, я больше не хочу ругаться, и так уже сказано слишком много, в этот раз и все предыдущие, но не снова не получается. Стоит только мне поднять голову, как я ощущаю мягкое прикосновение его губ к моим, такое осторожное и нежное, словно он боится… боится всего… обидеть вновь, причинить боль или неудобство, разозлить или напугать… как будто мы снова в тех, самых первых днях наших отношений, когда мы оба постоянно боялись что-то сделать не так. Но изменилось уже многое, а сейчас его страх быстро отступает, это сразу чувствуется в том, как меняется поцелуй. Как из нежного и осторожного, он превращается в более требовательный, наполненный уже совсем другими эмоциями, но несмотря на это, невзирая на то, что я уже не пытаюсь вырваться или отстраниться от него, меня все еще крепко сжимают в объятиях. – Барри… - На этот раз мой голос наполнен нежностью и лаской, я хочу, чтобы он понял – все хорошо, мы больше не ругаемся, ничего страшного больше не случится. О подхватывает меня на руки, развеивая последние мысли о том, что мне удастся покинуть сегодня его квартиру, и уносит из прихожей, при этом продолжая извиняться и говорить-говорить. – Барри, ради Бога, перестань извиняться… - Так происходит уже много лет. Мы ругаемся, порой страшно ругаемся, когда-то я правда бросала в него книги, била посуду, потому что теми или иными поступками, мы доводили друг друга до бешенства. Иногда это была моя ревность, к его новой подружке, совсем ничем не оправданная, иногда его опрометчивые поступки, когда он еще пытался «быть как все» и творил какие-то совсем несусветные вещи, из-за чего, мне приходилось рисковать очень многим, чтобы отмазать его перед отцом, а потом на смену этих поводов пришла работа и связанные с ней риски, благо у обоих этого хватало и новые спутники жизни, благо лишь весьма временные, а сейчас… сейчас снова работа, Флэш и ревность, только уже полностью. И каждый раз, он в итоге был моим балбесом, а я его дурочкой. - Ты, безусловно, балбес… но ты мой любимый балбес. – Я никогда не умела злиться на него, особенно когда он прикасается ко мне, когда целует и выглядит таким виноватым, таким напуганным. Сейчас я с легкостью прочитала бы его мысли, для этого не нужно быть телепатом, хватит просто взглянуть ему в глаза. – Я не оставлю тебя. – На этот раз уже я целую его, нежно, со всей той любовью, что горит в моем сердце, что позволяет так свободно биться моему сердцу. И теперь уже я сама теснее прижимаюсь к нему, утыкаясь носом в его шею, вдыхая аромат его тела… почему-то он немного отдает медикаментами, но я уже не задумываюсь об этом, относя странный запах к последствиям долго работы в лаборатории. Едва касаюсь губами его кожи, прямо над воротником рубашки, и прикрываю глаза, заметив направление в котором меня уносят от дверей.

Отредактировано Iris Allen (2016-10-07 19:17:40)

+1

11

Нельзя дать ей уйти, но я ощущаю, что она сейчас злится на меня и явно расстроена тем, что я наговорил ей о Флэше. Прости меня, что я не могу рассказать тебе всего, я понимаю, что уже в миллионный раз говорю эти слова, но в моей голов они звучат чуть иначе или я ощущаю их уже совсем по другому. Пару неловких шагов к ней и между нами сокращается расстояние, я не могу позволить тебе уйти и ты не будешь больше плакать из-за меня. Хочется сказать ей это в слух, но вместе этого я прижимаю ее крепче и не даю уйти и передумать ей обнимать себя. - Я так тебя люблю, не смогу без тебя... В этих словах нет лжи, без нее жизнь не имеет смысла, а если вспомнить, что произошло пару часов назад, то можно медленно, но верно сойти с ума и помог бы сейчас алкоголь, что перестал на меня действовать. ''Ах, а так жаль... мне бы сейчас не помешало бы выпить''...Чувствует легкую боль от ожогов, но совершенно не подает виду, что ему больно и дискомфортно. - Я просто хочу быть рядом, безумно хочу твоих объятий и поцелуев. И тут не было лжи, ее объятия имели лечебные свойства и сейчас они были безумно кстати, а поцелуи вновь развращали к прежней жизни и дарили море надежды на то, что этот скандал растаял без следа. - Не останавливайся, любимая. Легкая улыбка сквозь поцелуй и получается благополучно увести ее от порога, чтобы она уже не сумела сбежать и помешать тому, что происходит между ними. Подхватил ее на руки и прижал к себе теснее, а аромат ее кожи пьянил лучше, чем когда-то виски или текила. - Я бы хотел продлить этот момент и никогда не прекращать его. Старается выкинуть из головы всю боль, что сегодня причинил Зум и стереть воспоминания о боли и ранах на своем теле. ''Я счастлив, что быстро исцеляюсь. Было бы куда сложнее объяснить любимой.'' – Барри, ради Бога, легкая улыбка и поцелуи стали более настойчивыми, а расстояние значительно сократилась и ей уже некуда было уйти и вырваться с его объятий. - С твоих уст это прекрасно звучит. Стоило приободрить себя и ощутить уверенней, но мысли о том, что она была готова уйти. Нет, разве я могу тебя отпустить? Разве я могу без тебя жить? Отправился вместе с ней в спальню и мягко уложил ее на кровать, а затем наклонился к ней и посмотрел в ее прекрасные глаза. - Ты, безусловно, балбес… но ты мой любимый балбес. Усмехнулся и нежно коснулся ее губ, а затем прошептал. - Я именно твой балбес и всегда буду твоим! Продлил нежный поцелуй и нежно коснулся руками ее рук, а после аккуратнее спустился к ее бедру и ласкает ее ножку, а затем вновь вернулся к ее талии и начал аккуратнее снимать с нее кофточку. – Я не оставлю тебя. Посмотрел в ее глаза и удобнее усадил на свои колени, а после впился в ее губы новым поцелуем и до конца снял с нее ненужную часть одежды. - Я всегда буду рядом, чтобы любить тебя и делать счастливой. Шепчет сквозь поцелуи и думает о том, что скоро ему тоже придется раздеться, а его тело пока что не готово оголятся и она может заметить места ожогов и надо бы ее отвлечь как-то. Вновь сменил позу и уложил любимую на животик, а затем начал нежно делать ей массаж. - Тебе нужно немного расслабиться, любимая. Аккуратно массирует ее лопатки и нежно целует вдоль поясницы, а после стянул с себя футболку и заглянул в места ожогов. Еще немного времени, мне надо выиграть немного времени. Ласкает руками ее спинку и начинает медленно снимать с нее шортики, а после откинул их в сторону и вновь вернулся к массажу. - Надеюсь тебе нравится массаж, я не совсем умею это делать, но решил попробовать и кажется получается. Улыбается ей и вновь покрыл поцелуями ее спинку, а после спустился поцелуями еще ниже и едва цапнул за попу и ухмыльнулся. - Ты выглядишь прекрасно, любовь моя. Легкая дрожь и ощущаются ее мурашки и нахлынувшие волны возбуждения, а ожоги проходят быстро, но не так, как хотелось бы и это слегка заставляет понервничать. - Хочу, чтобы ты ощущала и получала наслаждение от всего, что происходит, любимая. Ненадолго встал и взял в шкафу свой галстук, а после аккуратно завязал ей глаза и переложил ее аккуратно на спину. - Это заводит, правда? Едва усмехнулся, а после начал нежно ласкать ее грудь и руками ласкать талию и более интересные места. Ощущает то, как бьется ее сердце и то, как она возбуждается и не перестает ласкать ее, а поцелуями вновь вернулся к ее пухлым губам. ''Надеюсь мои ожоги сошли... я не смогу удерживать ее долго, а потом она захочет власти, а я буду ощущать боль и наслаждение, а это интересный коктейль ощущений.''Целует страстно и нежно блуждает по ее тело, а атмосфера накаляется и хочется немного больше, чем поцелуи, но надо было еще немного подождать, чтобы было не так больно от ее касаний. - Ты невероятно сексуальна. Легко лишил ее белья и удобнее ухватился за ее бедра, а затем плавно спустился поцелуями к груди и продолжал нежно целовать каждый сантиметр ее желанного тела, а от ее дыхания и вздохов кружилась голова, и терялся контроль реальности. ''Еще немного, нельзя сорваться сейчас.'' Оставляет легкие засосы на ее животике и спускается ниже, а ощущение легкого дискомфорта проходит и это значит, что процесс заживления почти закончился, но перестраховаться все-таки надо. Аккуратнее спускался ниже и ниже, а затем снял ее кружевные трусики и принялся нежно ласкать любимую. - Люблю тебя... Руками нежнее ласкает ее бедра и попу и разгоняет мурашки по телу, а от горячего дыхание и ее стонов сходит с ума и едва сдерживает себя от большего. Не переставая ласкать ее, начал ловко расстегивать пояс на своих брюках и хотелось раздеться со скоростью спидфорса, но нельзя, нельзя было выдавать себя и поэтому пришлось делать это медленнее, чем обычно. Спустил джинсы вниз и вновь принялся за поцелуи, и начал подниматься вверх к ее губам. - Все приличные мысли из головы улетучиваются со скоростью молнии и я думаю лишь о тебе и о том, как хочу тебя. Подхватил под спинку ее и страстно поцеловал девушка, а после плавно усадил на себя и продолжил страстные поцелуи и начал нежно ласкать ее попу и не давая ей опомниться и отстраниться от его поцелуев. ''Ты нужна мне как воздух, родная.'' Приподнял ее, а затем ловко стащил с себя последнюю ненужную деталь одежды, но не спешил проникать в нее, а решил подразнить и вновь вернулся к ласкам и поцелуям. Ухватился ласково за ее пятую точку и поцелуями перешел на ее нежную шейку и вспомнив, что он там еще не оставлял засосов, решил, что ему необходимо сделать это и не давать ей снять галстук с глаз.

+1

12

С недавних пор, Барри Аллен имеет на меня невероятное влияние, когда он заходит в помещение центр всего мироздания разом перемещается в его тело. И становится почти невозможно сосредоточиться на чем-то, даже очень важном, а ведь порой это случается в одни из тех моментов, когда главный редактор вспоминает о том занимательном факте, что Айрис Уэст не личный сталкер Флэша, а вполне себе неплохой журналист. В такие моменты приходится особенно тяжело, ведь нужно умудриться расслышать всю речь босса, а не через слово или даже два. Барри Аллен всегда имел подозрительно сильное влияние на меня, даже во времена учебы в школе, когда он получал любую помощь в выполнении домашних заданий по истории, психологии или праву, ведь точные науки давались ему гораздо проще гуманитарных. И пусть мы всегда называли это равноценным обменом, сейчас стало слишком очевидно, что уже тогда отказать в чем-то друг другу мы не могли, только вот понять причину, по которой это происходило, было выше наших возможностей, или только моих? Но сейчас это уже не так важно ведь мы во всем разобрались.
И сейчас, когда он обращается с моим телом, словно оно вообще забыло о том, что такое собственная воля и хоть какое-то сопротивление, оставив в своем арсенале лишь податливость и покорность, я, остатками воли и здравомыслия пытаюсь понять, когда он стал таким… Тот Барри Аллен, который совсем недавно краснел и смущался, стоило мне едва коснуться его и уж совсем с трудом нашел нужные слова, когда мы выяснили, что мое терпение и благочестие закончилось прямо там, в его лаборатории над полицейским участком, в самый разгар рабочего дня. Тот самый, что рассказывал мне свои секреты в обмен на поцелуи, все также смущаясь, а я совсем не ожидала, что их окажется так много, обо мне и таких, какие могли быть только у одного человека. У него. Тот Барри внезапно превратился в того самого, что решил просто забыть о спящем этажом выше отце потому, что к финалу игры, одних только поцелуев ему стало маловато. А еще в того, который сейчас прижимал меня к себе, без стеснения фокусировался лишь на той части фразы, что понять ее можно было весьма и весьма двусмысленно. Ну и, конечно же, в того Аллена, что с такой ловкостью и непринужденностью раздевал меня, полностью забыв о смущении. «Когда ты успел так измениться?» Вопрошать об этом сейчас не хватало сил, да и последние адекватно связные логические цепочки растворялись по мере того, как его руки становились все смелее. - Надеюсь тебе нравится массаж, я не совсем умею это делать, но решил попробовать и, кажется, получается. – Ох, у тебя получается просто великолепно… - Будь я в здравом уме, уже интересовалась бы тем, как оказалась лежащей на кровати, в столь расслабленном и рассеянном состояния, но ведь Барри очень талантливо сделал так, чтобы кроме его тепла и поцелуев я не помнила ничего. «И ссоры…» На мгновение здравый смысл, требующий уйти еще пять минут назад, высунул свою голову из тех дальних уголков моего сознания, куда его загнали мягкие губы и нежные руки любимого. Именно поэтому да меня далеко не сразу дошло, что на своей попе я почувствовала его укус, а не что-либо другое, и вместо привычного вскрика, получился лишь невнятный стон, пускай и удивленный, и по телу галопом промчалась волна мурашек. - Ты выглядишь прекрасно, любовь моя. – Тебе виднее, ведь это именно ты только что решил попробовать меня на вкус! – До уплывающего сознания, вновь с опозданием дошел факт образовавшейся рядом пустоты, и именно в тот момент, когда я уже собирала волю в кулак, чтобы перевернуться и, наконец-то, снова взглянуть в лицо любимого человека, на меня опустилась почти кромешная тьма, в сочетании с мягким прикосновением шелка. «Ты решил завязать мне глаза?» Смотри он сейчас мне в глаза, без труда сумел бы прочитать в них легкий шок, но вместо этого Барри лишь отпустил любопытное замечание, весь смысл которого дошел до меня лишь в тот момент, когда все-таки ощутив спиной прохладу покрывала, я почувствовала новые прикосновения нежных и мягких рук. – Да, ты прав… это заводит… - Едва успеть сделать вдох, чтобы затем делить остатки воздуха с ним, отвечая на жаркий поцелуй, изо всех сил стараясь снова не сойти с ума, еще хотя бы пять минуточек, и получить даже самый краткий шанс прикоснуться к нему, а еще лучше полную свободу действий, чтобы не приходилось обиженно рычать, бедром ощутив грубую джинсовую ткань. – Это нечестно, не играй так со мной. Это нечестно. – А затем, все-таки урвав момент, прикоснуться ладонью к его телу и почувствовать жар и легкую дрожь. – Я тоже хочу играть нечестно. – Но внезапно, правила игры меняются, давая пусть не полную, но все же свободу и мои ловкие руки, наконец-то получают возможность прикасаться к нему, пусть глаза до сих пор и видят лишь тьму. – И я буду это делать… - «Особенно теперь, когда ты расслабился и позволил мне оказаться верхом на тебе, да еще и умудрился успеть раздеться перед этим.» - Все приличные мысли из головы улетучиваются со скоростью молнии и я думаю лишь о тебе и о том, как хочу тебя. – Очень вовремя они это делают… Оставляя только неприличные... Те самые, которые сейчас гуляют и в моей голове...«Даже с завязанными глазами, я могу улыбнуться тебе так, что ты осознаешь все в скором времени накроющие тебя с головой «проблемы», правда, любимый?» Мысленно ухмыльнувшись, одариваю Барри именно такой улыбкой, мягко касаясь пальчиками его плеч и лопаток, едва ощутимо поглаживая и поддразнивая легкими прикосновениями коготков. И поцелуи, жаркие и страстные, с каждым из которых по телу пробегает новая волна дрожи, и я знаю, что успокоить ее может только одно, но Барри снова дразнит, заставляя почувствовать, но не давая желаемого. И окончательное решение, полностью исключающее помилование начинает воплощаться в жизнь. Плавные и почти незаметные движения бедрами, прямо в его руках так, чтобы раздразнить его, чтобы удерживать на плаву свое сознание ему стало совершенно невмоготу, и тихое хриплое мурчание, слегка склонив голову и давая больший простор для поцелуев, каждый из которых оставляет пламенем горящий след. Уже совершенно позабыт и галстук, он не мешает, когда пальчики продолжают танец на его плечах, а бедра плавно покачиваются сильнее возбуждая и напоминая о том, как может быть хорошо.

+1

13

Иногда поражаюсь тому, каким может стать обычный и казалось бы скучный день, раньше у меня действительно были достаточно скучные рабочие будни, но после того, как меня ударила молния я стал другим и мои дни кардинально изменились. Раньше я жил мыслями о том, что хотел бы изменить все, что я хотел бы больше влиять на обстоятельства моей жизни, а теперь у меня есть все и даже больше. Я знаю, кто убил мою мать и я знаю, что он должен ответить за все, что совершил и то, как испортил все светлое, а сегодня он коснулся и задел меня еще сильнее, он пытался причинить ей вред, моей любимой и я понимаю, что внутри меня есть жуткое чувство - я хочу расплаты за все плохое. Я ощущаю дрожь ее тела и то, как она нежится в моих руках и понимаю, что я никогда не позволю ему забрать ее у меня, я никогда не позволю ему сделать мне больно вновь. Нельзя было выдавать себя и давать ей тесно касаться меня, а она у меня достаточно догадливая девушка, но вреде бы мне удавалось усыпить ее бдительность ласками и расслабляющим массажем. – Ох, у тебя получается просто великолепно… На лице тут же появляется довольная улыбка и уже не передать словами, как я рад, что она сейчас тут и на сегодня мы больше не пытаемся решать споры и они вовсе сошли на нет. - Ты великолепна, я так тебя люблю. Вдыхает аромат ее кожи и вздрагивает, а в месте с этим ощущает, как вибрирует его тело, а это пожалуй лишнее и снова старается успокоиться это напряжение в своем теле. Оу, не хватало еще выдать себя во время секса.. Ну же, Барри! Соберись! Нежно касается губами ее шеи и покрывает поцелуями, а тело по-прежнему держится сделка в дали  от нее, но не сильно, чтобы она не заподозрила что-то. – Тебе виднее, ведь это именно ты только что решил попробовать меня на вкус! Вновь улыбка, но теперь более похоже на ухмылку и невероятный восторг от услышанного. - Ты не представляешь себе, но ты невероятно вкусная у меня. Улыбку сложно стереть со своего лица и теперь я улыбаюсь словно дебил, но такой влюбленный в эту девушку. В голове всплывают моменты воспоминаний, наших с ней прогулок и дружеских встреч, а уже потом я задумываюсь о том, как же я хотел целовать ее всякий раз, когда она улыбалась или была такой милой и задумчивой, но не мог себе позволить этого, а теперь все стало другим и я даже с трудом верю своему счастью. Вновь возвращаюсь в нашу с ней реальность и смотрю на нее с улыбкой, а она нежится в моих объятиях и кажется действительно счастливой, а вместе с ней и я становлюсь совершенно счастливым человеком и начинаю забывать про боль и то, что не все так гладко. Ты стираешь всю мою боль, родная. Но кажется, что она ощущала это и поэтому всегда обнимала меня и больше времени старалась проводить рядом и даже тогда, когда я закрывался от нее и старался убежать, укрыться глубоко в себе, но этот бег бессмысленный. Даже сейчас я пытаюсь убежать от боли внутри себя, когда смотрю на него, а он словно смеется мне в лицо и снова бьет по свежим ранам, которым кажется уже никогда не зажить. Но затем я снова смотрю в ее глаза, в ее любящий взгляд и отключаюсь от сторонних проблем и перестаю замечать окружающих и то, что мое сердце становится быстрее и даже не от спидфорса. Хотелось бы рассказать ей всю правду и тогда наши с ней отношения были бы проще, но тогда я испорчу другие отношения, а это словно замкнутый круг и он каждый раз бьет меня сильнее и становится тяжело, а врать мне все сложнее и я даже не знаю, как у меня получается солгать той, что всегда ощущала всю мою ложь еще за километр. – Да, ты прав… это заводит… Горячо целует ее губы и растворяется целиком в этом поцелуе и в ощущениях, что она всегда будет рядом, а он всегда успеет ее защитить и никогда не отпустит. - Ты всегда заводишь меня и сводишь с ума. Нежно касается ее кожи и проводить вдоль бедер и нежно касается ее ножек, а затем поднимается выше и руками останавливается на ее прекрасной груди и едва сжимает их в своих ладонях и ощущает, как она реагирует на его касания и вздрагивает. – Это нечестно, не играй так со мной. Это нечестно. - Честно, ты ведь так прекрасна, а я схожу с ума от твоей дрожи и тому, как реагирует твое тело, любимая. Вновь довольно улыбается и ласкает ее шею нежными поцелуями и едва оставляет розоватые следы на ней, а от ее мурашек сильнее возбуждается и глухо рычит ей на ушко, чтобы она также возбудилась. - Ощущаешь то, как я хочу тебя? Чувствуешь мои мурашки и то, как бьется мое сердце?
Тихо шепчет ей на ушко и поддразнивающе прикусывает мочку ее ушка. Продолжает нежно теребить ее чувствительные соски и ощущать, как между ними образуется ток и он способен вырваться наружу. - Ты такая, что у меня срывает крышу и я готов кричать об этом всему миру. Чувствует, как у нее бьется сердце и покрывается мурашками, а свободной рукой нежно и плавно спускается ниже и ниже, к ее чувствительному месту. Нежно очертил пупочек и кончиками пальцев спустился еще ниже, а затем пальцами начал нежно дразнить ее и ощущать возбуждение. - Это до неприличия прекрасно. Ласкает ее грудь и нежную и чувствительную зону любимой, а руками ощущает ее желание на кончиках пальцев. – Очень вовремя они это делают… Оставляя только неприличные... Те самые, которые сейчас гуляют и в моей голове... Ухмыльнулся и шумно выдохнул, а от ее мурчания и стонов вовсе туманился разум, а бедра сильнее дразнили и сталкивали прямиком в бездну. - Нет, я еще немного помучаю тебя, любимая. Едва вошел в нее пальцами и замер, а затем начал плавно двигаться и ласкать ее поцелуями и покусываниями ее плечиков и нежной шейки. - Ты очень сладкая и я готов постоянно пробовать тебя на вкус! Ласкает ее более настойчиво и сходит с ума, а тело вновь вибрирует и с большим усилием успокаивается, но в глазах появляются едва заметные молнии и хвала всем богам, что мы сейчас не напротив зеркала лежим и она не видит этого свечения. – Я тоже хочу играть нечестно. - Нет, ты ведь у меня ангелок, а они не могут играть нечестно. Я ведь хочу доставить тебе удовольствие, родная и поэтому нужно капельку потерпеть. Вновь прошептал ей на ушко и едва прикусил его, а дрожь все сложнее было унять, как и разгоряченное дыхание и ее сладкие стоны. Более настойчиво ласкал ее в своих руках и позволял теснее прижиматься к своей груди и кажется, что она действительно заживляющие влияла на него. Кажется уже не так болит или я перестал замечать и мои мысли вовсе отключились...я думаю лишь о том, как сильно ее хочу.

Отредактировано Barry Allen (2016-09-25 17:33:37)

+1

14

Дышать… только им одним, чувствовать лишь его одного. Так бывает, когда однажды встречаешь того, кто предначертан судьбой, дарован Богами, является твоей родственной душой. Так бывает, даже если ты не веришь ни в одной из этих понятий, считая их лишь суеверным бредом и уделом религиозных фанатиков, но так случается. И ты дышишь лишь одним человеком, отдаваясь ему полностью и без оглядки, называя его своей истинной любовью, второй половинкой и совершенно не важно, как давно вы при этом знакомы, ведь увидеть нечто подобное можно даже в лучшем друге… а можно любить его всю свою сознательную жизнь и лишь в особых обстоятельствах понять, что без его присутствия рядом в воздухе не остается такого важного для жизни кислорода, а легкие словно сдавливает в тяжелом удушье, от которого блекнет мир и темнеет в глазах. Но стоит ему улыбнуться, как всё это проходит, и дышать становится на удивление легко и радостно, как будто где-то внутри разом взлетел миллион бабочек, щекоча своими легкими крылышками.

Видеть… смотреть только лишь на него одного. Когда становится просто невозможным заметить окружающих, выделять кого-то из них, словно все они слились в единую массу. Нет, близкие друзья и родные по-прежнему выделяются своими яркими красками, они как будто переливаются легким перламутром на солнечном свете, но он превращается в нечто невероятное, разом вычеркивая из мира остальных мужчин. Он сверкает яркой молнией… той самой, что поражает своей красотой и опасностью во время безумного шторма, переливается алмазным сиянием… таким, что можно заметить лишь в те редкие мгновения, когда на этот величественный камень падают лучи рассветного солнца. Единственный яркий луч в сером однообразии мира. И становится совершенно не важно, что кому-то он может казаться несовершенным, неидеальным и, Боже упаси, не привлекательным… ведь ты всегда знаешь, что это совершенно не так. Потому что даже тот маленький шрамик на лбу и тот добавляет ему притягательности и шарма, особенно если вспомнить, что заработал он его в попытке догнать тебя и случайно врезался в угол стола, тем самым заработав пять швов и несколько часов успокоительных объятий. А ведь тогда вам было по десять лет, но даже тогда почти нереально было отпустить его слишком далеко от себя.

Ощущать… только его прикосновения. Жаркие, как пламя лесного пожара… когда тело плавится под ними, словно воск горящей свечи, когда они проникают в кровь, заставляя её сжигать изнутри… холодные, словно арктические льды, но даже они не отталкивают, а лишь все сильнее манят, в диком желании узнать, что скрывается за ними. Когда идешь на поводу у каждого легчайшего касания, не замечая, что с каждым маленьким шажком всё ближе к той самой линии, зайдя за которую, больше никогда не вернешься. И вот она эта черта… едва заметная граница… глубокая пропасть, и ты с радостью ребенка, получившего кусок шоколадного торта, бросаешься в эту пропасть очертя голову, потому что только там, только в этом безумном полете понимаешь, что на самом деле он скрывает за каждым своим невесомым прикосновением, горячим поцелуем или жестом собственника, от которого потом по телу расходится дорожка едва заметных отпечатков его пальцев. Но порой, его игра становится моей…

И под каждым прикосновением, даже кончиками пальцев я ощущаю биение его сердца, этот невероятно быстрый ритм, за которым уже почти невозможно уследить и только чуткие пальцы чувствуют, как быстрыми толчками по его телу мчится алая кровь, а ответ на его вопрос срывается хриплым стоном, подтверждая и соглашаясь со всем. Его новые прикосновения и ласки сводят с ума, превращая тело в податливую глину, из которой Барри Аллен волен слепить все, что только пожелает. - Всему миру? – Все-таки галстук, отнимающий возможность видеть хоть что-то, да и разговаривать с любимым без слов, начал вновь невероятно мешать, но план, касающийся избавления от него еще не был до конца продуман, ведь каждую мысль, стоило ей только мелькнуть в голове… стирали его нежные ласки и осознание того, куда же наконец устремились его ловкие пальцы. «Боже…» И сил хватило только лишь на то, чтобы хрипло застонать, когда он напомнил о том, как сильно распаляют и дразнят эти легкие касания, кажущиеся почти невесомыми. «До неприличия прекрасно…» Слова эхом отдаются в голове, заставляя вновь невероятно краснеть и смущаться, даже несмотря на то, что кажущееся возможным время для смущения уже давно прошло… но всегда умел это, Барри всегда мог превратить меня в смущающуюся школьницу, произнеся всего лишь пару слов. - Нет, я еще немного помучаю тебя, любимая. – Ты уверен, что твое время еще не прошло? – Едва заметно улыбнулась ему, собирая в этой улыбке весь имеющийся в ней запас коварства, чуть быстрее двигая бедрами и уже самостоятельно насаживаясь на его пальцы и плавно укладывая его спиной на кровать. – Чтобы твой ангелочек играл честно… меня нужно было связать. – Вздрогнула, не полностью отдавая себе отчет во внезапных ощущениях и дрожи, что исходила от его тела, но не стала даже пытаться сосредоточиться на этом, желая только получить его и прямо сейчас. – Вот этого… - Шепнула ему на ушко, вновь чуть слышно мурлыча и зная, каким именно будет воздействие этого почти неразличимого звука, перед тем как выпрямиться, добившись его горизонтального положения, и снять повязку с глаз. – Было маловато… ты же знаешь. – Подмигнула ему, отбрасывая в сторону галстук и вновь склоняясь к любимому, за новыми горячими поцелуями, и не забывая призывно двигать бедрами, тихо постанывая, пока его ловкие пальцы доводили до исступления, а дыхание обжигало, словно дикое пламя. Ссора была уже полностью забыта, оставив место лишь для одного. – Я хочу тебя, Барри Аллен, целиком и прямо сейчас.

+1


Вы здесь » yellowcross » NEVERLAND ~ архив отыгрышей » But there's so much wrong, But there's so much right...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC