yellowcross

Объявление

Гостевая Сюжет
Занятые роли FAQ
Шаблон анкеты Акции
Сборникамс

Рейтинг форумов Forum-top.ru
Блог. Выпуск #110 (new)

» новость #1. О том, что упрощенный прием открыт для всех-всех-всех вплоть до 21 мая.






Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » yellowcross » BEAUTIFUL CREATURES ~ завершенные эпизоды » Pink is the New Black


Pink is the New Black

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Pink is the New Black
Mickey Milkovich, Ian Gallagher

http://www.ladyjaynelimousines.co.uk/userfiles/images/Pink%20limo%20web.jpg

http://33.media.tumblr.com/8ee2277f3b844d24c9c1db8ae158dfd8/tumblr_ninrpjz25z1tx9ecqo1_r1_500.gif

http://38.media.tumblr.com/9d2cb15cb8e1634942877b4b084b41d3/tumblr_nnyatpTaFT1tdvireo6_250.gif


http://sh.uploads.ru/EvJZC.png

Истории о том, как Микки Милкович пытался избавиться от розового лимузина.
Или не пытался.
Или не избавиться.

Отредактировано Ian Gallagher (2015-06-20 14:12:59)

+3

2

В мире было немного вещей, способных лишить Микки дара речи. И не так уж часто такие вещи в его жизни появлялись. То есть, в последнее время херни было слишком много, но чтобы она разрослась до такого уровня...
— Игги, блять, — начал Микки, но нет.
Дар речи не вернулся.
Игги, лось и ростом повыше, и в плечах пошире, на всякий случай отошел в сторонку на несколько шагов. Братья у Микки были откровенными дебилами, но инстинкт самосохранения у них срабатывал на автомате. Микки снова открыл было рот, поднял вверх брови, но все еще нет.
К складу, аренда которого так некстати, собиралась закончиться, был подогнан автомобиль. Дорогой автомобиль. Элитный автомобиль. Лимузин, мать его. Во всех смыслах отличная тачка, которую можно неплохо загнать. За одним моментом. Настолько пизданутым, что, вот да — речь отнялась.
— Игги, блять, — предпринял он новую попытку. — Это, мать твою, розовый лимузин.
После того, как он констатировал этот факт вслух, с существованием розового лимузина требовалось смириться. Это ведь как у анонимных наркоманов. Первый шаг к решению проблемы — признание ее вслух.
Хер там.
— Я просил тебя подогнать мне тачку, Игги, — Микки перевел взгляд с лимузина на брата. — Тачку, а не сраный пидормобиль! Где ты это блядство взял? Угнал?
Игги замедленно кивнул.
— Так и поставь туда, откуда взял, еб твою... — все, слова опять начинали заканчиваться.
— Не могу, — пробубнил Игги. — Он не таким был. Я уже с перекраской... Финну на лапу сунул, а у него такого количества краски только один цвет был.
Брата хотелось уебать об капот пригнанного им пидормобиля. Смачно так. Микки сжал ладонь в кулак, резко саданул по этому самому капоту.
— Ключи у гомовозки есть? — спросил он зло.
Игги кивнул, вытянул связку из кармана, положил ее на капот и отошел на пару шагов.
— Так а че ты с ним?.. Ну, это, — Игги вообще был красноречив.
— Спать в нем буду, хуле еще-то?
Вариантов у Микки на самом деле было не очень много. Его искала полиция, дома он появляться не мог. В "Алиби" — тоже было крайне нежелательно шариться, хотя и пару ночей в помещении над баром он провел. Но потом постовой Хэнк, один из надиравшихся в баре синяков, помахал перед рожей Микки своим полицейским значком. С трудом. На грудь Хэнком было принято много. Хэнк пытался помахать и дубинкой, но получил под дых быстрее. А сам Микки получил жирный такой намек от Кевина на то, что мурлом своим сверкать тут ему не надо, да и вообще лучше потеряться.
Соваться к Галлагерам он тоже не мог. Во-первых, пасти могли и там. Во-вторых, пиздюк рыжий. В-третьих, да ну на хер, иметь дело с этой семейкой он больше не собирался. Вообще. Раньше вон проблем не было, пока этот рядовой Райан не изволил кинуть пару палок. Теперь же грозили нары. А на нары Микки было нельзя совсем. Банально опустят. Это здесь мужикам было наплевать, а за решеткой жизнь другая. Микки помнил малолетку, хорошо помнил. Открытому, сука, гею на нарах нормально не протянуть, будь ты хоть сорок раз авторитетом — понятия такие. Никто против них не попрет, даже если на воле толерантный пиздец.
Несколько дней он провел по знакомым. А потом еще по одним. И теперь ночевал на складе, который обычно арендовался как раз таки его семьей. И у которого заканчивалась, мать ее, аренда. Денег на то, чтобы продлить, не было. Лишних денег не могло быть в принципе — Микки потребовался бы любой цент в перспективе. Да, он собирался съебывать. Из Южной части и из Чикаго в принципе. Здесь его больше ничего не держало.
Но, опять таки, Микки понимал, что с пустыми карманами и без какой-то тачки на перебежку не свалить.

***
От лютого розового пиздеца нужно было избавиться. Внутри, конечно, было ничего так. Кожа в салоне кожей, а не дерьмом пахла, элитарность и все дела. Ощути себя королем мира по меньшей мере. Только гомовозка была приметная, а на перекраску — и, кстати, на то, чтобы вдарить по съебам в том числе, — денег не оставалось. Надо было попробовать загнать ее как была. Вот такую. Цвета детской мебели для Барби, о которой в детстве так мечтала Мэнди. И которую ломали не очень умные братья. Ну и не очень умный — тогда — Микки.
Спать в гомовозке было заебись. Но какому нормальному человеку ее можно было толкнуть? Лежа на полу лимузина на спине, Микки вспомнил о том, что угоном тачек раньше промышлял тот парняга, как его. Еще который с Фионой отжигал. И папашу которого пялил Йен. Да блять.
Микки приподнялся на локте, потянулся за банкой пива, вложенной в ведерко со льдом. Элитарность, мать ее! С ведерком.
Галлагеры. Опять все сводилось к гребаным Галлагерам. Но тут хотя бы к Фионе — Фиона была адекватной. И конкретно Микки проблем не доставляла никаких ни разу.

***
Дворами на лимузине ездить было не очень удобно. Не дворами — очень стыдно.
Где припарковаться у переулка за забегаловкой Микки нашел с трудом. Вылезая из пидормобиля, он набрал Фиону, рассчитывая на то, что она, как и договаривались, к его приезду просто выйдет наружу. Какие-то контакты от Стива у нее оставались. Правда, уверенности в их пользе не было, но попытка не пытка. И этими контактами она как раз должна была поделиться.
Только номер не отвечал. Микки хмуро посмотрел на выход для персонала. Туда идти не хотелось. От одного взгляда паршиво становилось. Он понимал, что Йена вряд ли взяли после всего на работу обратно, но иррационального нежелания идти это не умаляло.
Некоторое время он постоял у гомовозки. Перекурил. Еще раз позвонил Фионе. Выдохнул и направился туда. К служебному входу, терять время и идти как белому человеку не хотелось. Да и бывал он там. Раньше.
Он дернул на себя служебную дверь, переступил порог, по подсобным помещениям прошел до кухонного. Рыжую шевелюру опознал в момент. Рыжую шевелюру, которую в эти дни так успешно избегал и чуть менее успешно пытался заодно прогнать из головы.
— Галлагер. Сестра твоя хуле на звонки не отвечает? — спросил он первое, что пришло в голову, встретившись с Йеном взглядом.
И едва нахмурился, отводя взгляд.

+5

3

Йену было не очень.
Не очень длилось уже несколько дней, и Деббс почти каждый из них уговаривала его закинуться препаратами лития, но Йен упрямился. Они с Фионой пришли к хрупкому соглашению: литий — только тогда, когда ему башню сносить совсем начнет. Пока он не скачет в жопу раненым оленем или не лежит плашмя в кровати, укрывшись с башкой одеялом и не будучи в состоянии заставить себя вылезти из постели, натянуть серую рабочую форменную футболку и выползти в такой же серый мир работать — значит, башню не сносит. Такое соглашение Йена устраивало. Как и не очень устраивало больше, чем никак.
Работа была, конечно, монотонная, тупая и бессмысленная напрочь, но он не жаловался. Во-первых, не привыкать. Во-вторых, удивительно, что она у него была вообще; Фиона, должно быть, своему новому боссу-ебарю сделала фантастически хорошо, раз он согласился и дальше держать Йена у себя на кухне, зная о всей херне последних месяцев. Ну, то есть ладно, мужик-то ему вполне нравился, нормальный был, но удивление от этого меньше не становилось. В-третьих, тупость и монотонность как-то дофига хорошо сочетали его внутренний мир с внешним.
На открывшуюся заднюю дверь он отвлекся все равно, не без любопытства даже. Только вот оно было зря, потому что пришел… Мик. Только этого ему для полного счастья и не хватало, блин.
Какого хрена Мик вообще делал в Чикаго? Его ж копы чуть ли не с собаками искали. Жить ему надоело, что ли? По каталажке и горячему траху соскучился?
Придурок.
— Хуле я ей, сторож? — в тон ему ответил Йен и брякнул очередной чистой тарелкой о тарелку. Нехотя добавил: — Правила новые. Нельзя официантам не на перерыве с мобильниками. В шкафчиках теперь запирают.
Сказать он хотел другое. Спросить, например, схуяли Мик все еще на Южной стороне. Или чего он от Фионы хочет. Вместо этого Йен еще какое-то время смотрел, а потом отвернулся назад к своей невероятно важной бессмысленной работе.
Руки подрагивали. Чуть не выронив очередную тарелку, Йен со смачным "блять" оставил наконец посуду в покое. Нащупал в кармане пачку сигарет с зажигалкой и пошел на выход, по пути только кофту свою темно-синюю перехватил.
Ему срочно надо было подышать табачным дымом.

***

Йен подпирал собой стену "Patsy's Pies" и смотрел на розовый лимузин. Розовый лимузин смотрел на Йена. Йен себя даже ущипнул, но лимузин от этого вызывающе розовым быть не перестал.
Кажется, зря он отказался с утра от лития. Очень, очень зря. Интересно, Фиона носила с собой его блядские таблетки?
— Ты, — он ткнул рукой с сигаретой в сторону вышедшего из подсобных помещений Мика, — тоже этот пиздец на колесах видишь?
С сигареты от движения посыпался пепел, который Йен не стряхивал с самого момента, как ее запалил. Не до таких мелочей жизни, когда тут, понимаешь, лимузин.
Розовый.

Отредактировано Ian Gallagher (2015-06-21 09:19:11)

+4

4

Шкафчики. Понятно, где-то даже разумно. Кого не бесит, когда официант вместо того, чтобы нести заказ, копается в социальных сетях?
Микки проследил за тарелкой в руках Йена. Выглядел тот не шибко здорово. Хотя, Микки, скорее всего, просто отвык от того, что вот этот вот взгляд снулой рыбы — это постоянная. Спрашивать, как он, очевидно было бесполезно. Видно. И не его уже проблема, ну на хер.

***
В том, что вряд ли от контактов Стива будет прок, Фиона предупредила Микки сразу. Он это понимал, но собственных контактов в этой степи у него было не так чтобы много. Сфера деятельности не самая близкая к его обычным. Да и потом, ребята, занимающиеся тачками, обычно ворочают по-крупному. Перебивка номеров, перекраска, прочая ерунда типа снятия сигналки с датчиками, указывающими местоположение тачки. Серьезный бизнес, не гоп-стоп какой. Микки же, посылая Игги достать тачку, просто рассчитывал на этой тачке свалить из Чикаго и где-нибудь по дороге потом ее же и бросить.
Теоретически на гомовозке тоже можно было свалить и бросить. Но, во-первых, пиздец, во-вторых, хреновая маневренность в случае чего, в-третьих, бабла срубить с нее можно всяко больше, чем с какого-нибудь разъебанного Форда.
Контакты Фиона записала на салфетке. Микки сказал свое "спасибо, я пойду", но все-таки тормознул.
— Он аптеку свою жрет? — спросил он, неопределенно кивнув головой в сторону кухни.
— Редко, — Фиона поджала губы и покачала головой.
— Пиздец, — констатировал Микки. — Ладно. Пойду. Если что — ну, ты знаешь, как меня найти, окей? Пока я тут.
Зарекся он, конечно. Еблан.

***
— Ага, — ответил Микки, переведя взгляд с Йена на гомовозку. — Вижу. Охуеть, ведь кто-то на этом еще ездит, прикинь?
А кто-то внутри еще и живет.
Он усмехнулся и двинулся к двери с водительской стороны хренова лимузина. Остановился, облокотился на крышу. По уму, ему стоило сесть и уехать, больше ни словом с Галлагером не перебрасываясь. Как-то уже попытался сделать чужие проблемы своими, ничего хорошего не вышло, наука на будущее — думать головой, а не членом, прежде, чем с кем-то связываться.
Ну и думать о себе, например. Прежде всего.
— На этом пиздеце на колесах я могу еще и прокатить, — Микки похлопал по крыше лимузина ладонью. — Как-нибудь, — добавил он и, выпрямившись, дернул дверцу на себя.
Говорить с Йеном ему было не о чем. Да и просто лясы точить посреди города, пока полиция все еще его ищет, не самый разумный вариант. Как и светиться с пидормобилем, таким дохуя примечательным.

Отредактировано Mickey Milkovich (2015-06-21 23:35:01)

+4

5

— Тоже мне открыл Америку. Не из воздуха же оно взялось, — неопределенно махнул рукой Йен и затянулся. От осознания, что лимузин не был плодом его воспаленного сознания, аж полегчало. За подходом Мика к пиздецу он даже почти с любопытством наблюдал.
Пока не догнал, что это вот Мик, походу, на пиздеце приехал. Йен аж чуть дымом не подавился. Это было так дохуя нелепо, что в голове не укладывалось. И тупо. И напрочь неадекватно. И еще раз нелепо.
Голубой Милкович на розовом лимузине. Пятьдесят оттенков ебанутого.
Йен медленно ухмыльнулся.
— Я в это, блять, не полезу, — фыркнул он и добавил, забросив куда подальше бычок: — А говорил, в розовом дерьмово смотришься.
Говорил, ага. Когда все было нормально и сам Йен был нормальным, а не вот бледным подобием самого себя, которое даже оборжать пиздец на колесах по-правильному не в состоянии.
Его ухмылка стала как приклеенная, и он развернулся и поплелся назад в подсобку, давя желание размозжить обо что-нибудь по дороге свою ущербную башку.

***

Пиздец на колесах с тех пор всплывал по району там и тут, и каждый раз, когда Йен его видел, он с трудом сдерживался, чтобы не пойти и не… что-нибудь. Что — он не знал, но с идиотизмом Мика надо было что-то делать. Пиздец на колесах — вещь, блять, слишком приметная, чтобы на ней рассекал чувак, которому нельзя попадаться копам и тем более попадать в тюрьму. Тема про прятаться у всех на виду работает, конечно, но разве так? Мик явно что-то попутал.
Йену приходилось не раз и даже не два напоминать себе, что это — не его проблемы. Его проблемы — это не творить хуйни и не проебать работу. Пункт "въебать Мику" в этом списке не значился.
Но он все равно подспудно, эгоистично радовался, что тот не свалил, каждый раз, когда видел блядский лимузин.
Только вот блядский лимузин обычно не заезжал так близко к психушке. Йен притормозил, удивленно вскинув брови. Брови взлетели еще выше, когда он увидел, как из лимузина выходит какой-то левый мужик. Вот так раз. Нет, он знал, что розовую херотень Милковичи вроде таки пытались сбыть с рук, не совсем, видать, мозги отнялись, но что-то он справедливо сомневался, что у левого мужика, который теперь с довольной рожей натирал херотени фары, бабла бы хватило. Мужик выглядел потасканным, а лимузин — удовольствие дорогое, даже когда он розовый пиздец на колесах.
С другой стороны, тот же Джимми-Стив тоже был ну натуральный бомж, а у него родители при деньгах вполне были. Ну. Когда-то.
Йен фыркнул себе под нос и пошел домой, морщась каждый раз, когда в карманах особенно отчетливо брякала новая порция "завтрака чемпионов". Левый мужик у пиздеца на колесах не желал идти из головы, даже самоубеждение, что это не дело Йена вообще никаким боком, не работало. В конце концов он плюнул и решил, что сделает просто: уведомит о том, что видел, а дальше — не его забота.
Домашний у них все еще был отключен, всем не до проплаты счета было. Звонить со своего было чревато тем, что Мик мог не поднять трубку. Йен бы, если по-честному, даже его винить за это не смог.
— Хей, — высунулась с кухни Фиона, когда он закрыл за собой дверь. — Как ты? Как все прошло?
Йен вместо ответа дернул уголками губ и выдал ей таблетки из карманов.
— У тебя деньги на телефоне есть? Позвонить надо.
Он барабанил пальцами по боковушке дивана, пока звучали гудки. Как же медленно, блин. Как же все медленно.
— Хей, — хрипловато сказал он в трубку. Быстро добавил, пока Мик его не опознал и не послал в туман: — Ты свой колесатый пиздец не проебал случаем? Я его с левым мужиком видел. Уебищным таким.
Как будто о блудном любовнике говорил, а не о лимузине, блин.

Отредактировано Ian Gallagher (2015-06-22 13:04:52)

+4

6

— Только если ты проебешь сделку с этими ребятами, — говорил Конни, чувак, который посредничал в деле продажи пидормобиля, — ты учти, что тебя накроет такой пиздой... Короче, не гоняй пока на этой тачиле, окей?
— Я, бля, на дебила похож? — поинтересовался Микки, приподнимая брови вверх.
Это ведь нихуя не семейная черта. Игги, например, просто блин, который комом. Само собой Микки понимал, что теперь ни поцарапать лимузин, ни въехать на нем в жопу какого-нибудь грузовика. Зато продастся и по нормальной цене. И можно будет наконец-то свалить из этого гребаного города, от которого уже с души воротило. Особенно в последние дни, когда приходилось шкериться и пытаться не параноить. На нары — нельзя. Ни при каких условиях. Это еще и не год по малолетке.
До встречи с покупателем приходилось теперь ходить пешком. Душу грело только то, что избавление скоро. И от гомовозки, и ото всего этого лютого пиздеца, с которым, кажись, вовсе побратался.

***
— Херовая примета — обмывать, пока не продали, — прямо сказал Микки брату.
— Не хочешь бухнуть на халяву — не надо, — ответил Игги.
— Нет, я разве отказываюсь? Ни хрена себе повороты.
Сделка была назначена на утро. Игги предложил завалиться к одному его корешу и это дело обмыть. Игги обычно было не свойственно проявлять инициативу в таких делах. Видимо, расчувствовался — брат ведь в скором времени должен был наконец-то смотаться. Может еще и скучать будет, чем черт не шутит.
А, ну да. Только брательники скучать и будут. Но с брательниками Микки в любом случае собирался связь держать. Брательники, все-таки. Не хуй моржовый типа бати.

***
— Да ебаный в рот!.. — выдохнул Микки, обнаружив, что не обнаружил с утра гомовозку там, где ее оставил.
До встречи с серьезными ребятами оставалось два часа. Микки схватился за голову. Игги нервно закурил.

***
Микки носился по всей Южной стороне так, будто ему опять зарядили в жопу картечью. Он умудрился проебать лимузин аккурат перед продажей — а такие фейлы, они не прощались. Посредник ему уже начинал названивать.
— Скоро буду, — бросил он в трубку. — Не паникуй, блять, не оттяпают тебе пальцы вместо меня.
Потому что оттяпают ему. Однозначно оттяпают. Тотальное везение. И когда в его жизни все пошло не так? Наверное, с рождения. Как родился в этом уебищном районе от ублюдочного отца, так и все. С молоком матери всосал лютый пиздец.
Телефон зазвонил снова. Микки, увидев высветившийся номер Фионы, выругался сквозь зубы. Ей-то хули было надо? Случилось что-то?.. Микки выдохнул и принял вызов: она не стала бы звонить, если бы не возникло каких-то проблем с Йеном. О том, что проблемы сидят на его собственном загривке, Микки на момент даже забыл.
— Что слу... Йен? — глаза удивленно расширились. Вот уж его услышать он не ожидал. — Я... Ебу-уучий случай. Говори, куда подваливать.
Если Йену не глючилось, то у него были все шансы спасти Микки жизнь. Без шуток.

***
Микки перезарядил "Беретту". Уебищному мужику он отстрелит яйца. Пусть только попадется. Одним покушением на убийство в послужном списке больше, одним меньше.
Микки собирался как на войну.

***
Это могло бы быть даже смешно. То, что этого уебка Йен увидел около дурки.
— Здорово, чувак, — бросил он Йену. — Ты уверен вообще, что видел их тут?
Он поймал себя на смутной мысли о том, что надо было с собой захватить еще и Игги. И на чуть более четкой — о том, что не хотел бы тащить к Йену кого-то еще. Нет, ну с одним левым пиздюком он справится и без поддержки брательников. Дело именно в этом.
— Ладно, давай осмот... Сукин сын! — лимузин вырулил как раз из-за угла.
Микки дернулся ему наперерез: скорости тот еще не набрал и как раз затормозив, не вдарив Микки поперек туловища.
— Э, парень, ты че? — из окна высунулся бородатый и решительно помятый мужик.
— Я че? — зло выкрикнул Микки. — Я тебе сейчас, блять, кадык твой в челюсть загоню, сука!
И направился угрозу исполнять — в таких случаях Микки словами не разбрасывался.

+3

7

Второй за день поход к психушке Йену не улыбался, мазохистом он не был. Делать только было нечего уже. Решил втянуться — должен, значит, соответствовать.
Пиздеца на нужной улице не обнаружилось. Йен глянул на Мика, от его слов — дернулся, а руки сами собой сжались руки в кулаки. Вмазать этому мудаку хотелось нестерпимо. Какого хрена вообще?
— Я нормальный сейчас, дерьма ты кусок, нехрен намекать, — почти прорычал он. — Был твой пиздец колесатый. Видно, уехал. Он может, прикинь.
Пресловутый колесатый пиздец как ждал этого момента, чтобы показаться на улице. Потасканный мужик за рулем выглядел довольным и малость чокнутым. В голову Йена закралось подозрение, что тот наворачивал вокруг психушки круги. Шизик, что ли?
А потом Мик бросился наперерез лимузину, чуть не влетев под колеса, и все завертелось. Завертелось, прямо сказать, херовато. Йен не имел ничего против старого доброго гоп-стопа, но не в приличной же части района, богатой на копов и из-за приличности же, и потому, что до психушки было рукой подать. Не тогда, когда Мику попасться было смерти подобно, ну.
Потасканный, видать, был недостаточно шизик или шизик неправильный какой-то, потому что угрозу таки воспринял. Стремительно задраил окно и дал задний ход.
— Да блять, — выразился Йен и сорвался с места, чтобы выскочить перед жопой колесатого пиздеца. Он понемногу тренировался, приводил себя в форму, когда был в силах таким заниматься. Это было полезно со всех сторон, не только для того, чтоб Мику помогать у левого мужика отжимать его ходящий по рукам пиздец.
Три мужика бодаются за розовый лимузин. Рассказать кому — решат, что у него опять кукушка отъехала. Или нет? Южная сторона же такая Южная.
Выскочил Йен неудачно; он выставил руки вперед, уперся в багажник, пытаясь сгладить удар, но все равно получил бампером по ногам, прежде чем потасканный ударил по тормозам. Зашипел, забил, обогнул жопу лимузина и рванул ближайшую дверь на себя. Повезло: открылась. Видно, задние заблокировать потасканный тупо забыл. Йен впрыгнул внутрь под его вопли про "да какого хрена вам надо", которые он едва слышал за стуком собственного сердца. Встал, насколько позволял низкий потолок, и двинулся к лимузинной голове. Разделитель тоже опущен не был. Это сильно упрощало йенов и без того простой план.
Да, у него был план. Добраться до мужика и не то ебнуть его башкой об руль, не то взять шею в захват и придушить до бессознанки, потом открыть передние двери, если они заперты, помочь Мику выбросить этот мешок дерьма впереди на улицу и уехать наконец от психушки подальше.
Лимузин тряхнуло, дверь захлопнулась, а сам Йен повалился на ближайшее сиденье, едва разминувшись головой с жестким околооконным ребром.

Отредактировано Ian Gallagher (2015-06-22 19:37:24)

+2

8

Мужик охуел и вдарил по газам. Йен охуел не меньше и бросился к лимузину с другой стороны. Микки охуел тоже, но у него было не так много вариантов — дело превращалось из просто личного в охереть какое личное и "чувак, одними яйцами ты не отделаешься". Йен ведь был теперь внутри. Микки выхватил из-за пояса "Беретту".
Особенно прицеливаться времени не было, он выстрелил по стеклу с водительской стороны, только чудом не задев охуевшего мужика. Тот резко вдарил уже по тормозам, видимо, на инерции. Или педали перепутал. Шины завизжали, охуеть теперь должен был и лимузин, если бы у груды розового металлолома была бы какая-то человечность.
— Урою, — прошипел Микки и что было дури, подскочив к водительской двери, долбанул локтем по уже треснувшему после выстрела стеклу.
Локоть резануло болью — осколки врезались в плоть беспощадно. Но внимания на это Микки не обратил. Он просунул руку, сгреб мужика за волосы и приложил его рожей об руль. Быстро нащупал у двери кнопку блокировки, дернул ее вверх, напарываясь на осколки только сильней. А затем — дернул на себя сначала дверцу, а потом и мужика.
Шум и так уже был поднят несусветный. Так еще и мужик начал что-то орать про "не надо, блять!"
Колено Микки врезалось в живот мужика. Тот согнулся, Микки приложил его рукояткой ствола по загривку и только затем отпустил — чтобы врезать пару раз ботинком под ребра. Чтобы суке кровью блевать пришлось еще не одну неделю после.
Он взглянул поверх лимузина, увидел больничную охрану, несущуюся к воротам.
— Блять, — выдохнул Микки, вдарил мужику по ребрам еще раз — для профилактики и, бросив "Беретту" на соседнее с водительским сиденье, моментально влез в лимузин.
Ключи были как раз у него. Запилить свои мужик, само собой, не успел, заводил, соединяя провода коробки передач. Захлопнув за собой дверцу, по газам вдарил уже Микки. Быстро оглянулся на Йена, находившегося в салоне. И погнал, как можно быстрей — с возможностями лимузина-то, и планируя свалить как можно дальше. Осколки на сиденье под жопой комфорта не прибавляли.
— Ты как? — спросил он, снова мотнув головой в сторону Йена. — Нормально там?
Ему же нужно было быть на таблетках. А он тут, блять, в спасителя ущемляемого пидормобиля решил переквалифицироваться. Придурок. Микки ведь мог бы справиться и сам. А теперь на гомовозку еще и ориентировки разошлют. Трагедия около психушки: двое в лимузине, не считая ебнутого на голову бывшего бойфренда. И нет, это даже не про Йена. Стрельба у дурки — занятие, достойное конченого ебаната.
Микки ехал на окраины. Совсем на окраины — чтобы затеряться в самых последних трущобах. Конечно, там уж розовый лимузин будет смотреться совсем как не пришей кобыле хвост, но контингент, живущий там, полицию тоже не вызовет.
Рука болела, кровь текла, Микки шипел и матерился на каждом повороте. Наконец затормозив, он быстро вылез с водительской стороны, обогнул лимузин и забрался в салон. Надо было найти какую-нибудь тряпку, чтобы хоть руку обмотать нормально. Ну и кровь стереть. А уже потом думать о том, что лимузин потерял товарный вид и теперь Микки точно убьют. Для профилактики, мать его.

+3

9

Приложило Йена крепко, пускай и об мягкое; пока он очухивался и пытался заново научиться дышать, Мик уже успел вытащить потасканного из колесатого пиздеца и доступно объяснял, что так, как потасканный делал, делать было не надо. Из психушки начала вываливаться охрана. "Вот дерьмо", — успел подумать Йен и снова полез до тех салонных сидений, которые были спиной к водительским.
— Мик! — позвал он, не особо уверенный, что тот его слышал. — Мик, блять!
Точно не слышал. Йен сжал челюсти и начал по-серьезному так прикидывать, как бы перемахнуть на водительское сидение, высунуться, втащить уже Мика внутрь и валить побыстрее. Хорошо, не пришлось: у Мика включилась соображалка, он наконец перестал забивать потасканного и забил на него.
Йен уперся одной рукой в стенку, второй вцепился куда-то в район разделителя, но держался он не то чтобы крепко. Надо было, наверное, метнуться в жопу лимузина смотреть, не гонится ли кто за ними и если гонится, то как активно, но он опасался, что тогда точно кубарем куда-нибудь улетит и уебется. Ну нафиг.
— Нормально, — отмахнулся он, высунувшись так, чтобы глянуть на отражение Мика в зеркале заднего вида. Глянул. И только тут увидел кровь, капавшую с руки Мика на пластиковый коврик.
Йен лег на спину, не отпуская на всякий пожарный разделитель, и сглотнул странный комок в горле. Сделать сейчас он ничего не мог все равно, шипящий Мик явно, блин, знал, что у него рука рассечена после выбивания-то стекла, останавливаться было нельзя, перелезть так и перехватить руль он бы не смог, в пиздеце, из которого Шумахер недоделанный выжимал все соки, на поворотах мотало, а ухватиться по-человечески было по-прежнему не за что.
Зато лежать было уютно. Намного приятнее, чем в его собственной постели. В его собственном доме, если на то пошло. Он бы, может, даже задремал, если бы лежал в позе поудобнее. И если бы не беспокоился.
Стоило им остановиться, он мигом сел и полез к дверям в салон.
Рука Мика вот так, вблизи, выглядела еще хуже, чем когда он на нее свысока смотрел.
— Блять, Мик, — выдохнул Йен и тоже заозирался в поисках тряпки. Тряпки чисто так, конечно, не было. Откуда бы ей взяться в колесатом пиздеце на продажу? Искать же по всяким нычкам ее Йену казалось пустой тратой времени. И так Мик уже кровью дохрена истечь успел.
Йен стянул с себя рубашку и майку. Рубашку использовать вместо тряпки он не собирался, многовато чести для калечного придурка, а вот майка еще Липа когда-то была, если не вообще Фрэнка, и застиранная донельзя. Та же тряпка. И рвалась, как тряпка, легко, Йену только раз пришлось ее зубами прихватить.
— Давай, — сказал он, протягивая руку с импровизированной тряпкой. — Посмотрю.
Выразительно так сказал. С нажимом и жирным намеком на то, что если Мик сейчас откажется, то эту тряпку Йен ему в жопу засунет.
Потому что нечего тут.

Отредактировано Ian Gallagher (2015-06-23 07:28:55)

+3

10

Тряпок не было, все свое барахло Микки выгреб накануне. Не оставлять же покупателям пасхалки в виде семейников, например. Хотя, ладно, в отсутствии таких пасхалок Микки тоже не был уверен.
Рука болела, так еще и телефон в кармане начал противно вибрировать. Микки поморщился, пытаясь изловчиться и достать левой рукой из правого кармана гребаный мобильник. Изловчился. А заодно обнаружил, что часть салонного дивана уже измазал кровью. Сука.
Он посмотрел сначала на дисплей телефона, а потом — на начавшего раздеваться Йена. Микки замер. Первой мыслью, конечно, было то, что Йену, после прилива какого-никакого адреналина в кровь, резко приспичило трахнуться. И, вообще-то, он бы не отказался — не дурак, все-таки, но Йен начал раздирать майку, а Микки пришлось даже несколько разочароваться.
— Да херня, — отозвался он. — Жить буду.
Правда, недолго — о чем сигнализировал настойчиво вибрирующий мобильник. Микки вздохнул, опустился на салонный диван рядом с Йеном, протянул ему руку, а свободной тапнул по экрану телефона, принимая звонок. От Игги. Нервничавшего пиздец.
— Да у меня эта гомовозка, — сказал он, отворачиваясь от Йена. — Только хуй мы ее сейчас сбагрим, нетоварный вид. Я, блять, понимаю, что пизда — ты мне это говоришь? Да даже если мы быстро заменим стекло, да, там стекло... Если заменим, все равно пизда — если и возьмут, то за бесценок. Ну потому что я бы так, блять, и поступил! Ни хуя не удивлюсь, если этот ханурик ебаный на них пахал — чтобы лохов на бабло разводить. Да не знаю я, еб твою! — голос Микки повышался. — В душе не ебу, хули теперь делать! Все, придумаю что-нибудь, отъебись от меня.
Телефон он отбросил на сиденье в сторону. Ситуация с продажей гребаной тачки начинала раздражать — не стремать даже. Серьезные ребята — не копы. Эти достанут из под земли, чтобы другим неповадно было. Опять же — он бы именно так и поступил. Пытаешься наебать — получи глобальной пизды, причем так, чтобы все об этом узнали. Он был бы даже не в обиде, это нормальные законы нормального нелегального бизнеса, причем любого. Только Микки от этого сейчас легче не становилось. Не привык он быть в роли лоха, которого могут поставить на бабло или переломать хребтину в мгновение ока.
Он откинулся на спинку сиденья, чтобы выудить из переднего кармана пачку сигарет. Одну сигарету из пачки он выудил зубами, кое-как двумя пальцами вытащил и зажигалку, а саму пачку скинул под ноги.
Микки было невесело. Но почему-то хотелось дико ржать. Ситуация ведь и правда складывалась комичная — трагикомичная для него.
Щелкая зажигалкой левой рукой, он обжег большой палец и, сжав зубы, шумно выдохнул. Это было ни хера не удобно.
— Черт, Галлагер, — сказал Микки. — Там осколков никаких не застряло?
Смотреть на Йена он избегал. Потому что отделаться от мысли о том, что раньше в такой ситуации они, кое-как перетянув рану, уже бы трахались, как те кролики, забывая на какое-то время обо всех проблемах, оказывалось невозможно.

+3

11

Рука Мика со стертой с нее кровью выглядела не так страшно. То есть стала выглядеть - после того, как Йен, воспользовавшись тем, что Мик отвлекся на ругань по телефону, аккуратно вытащил пару торчащих из нее неглубоко вошедших кусков стекла. Смотрел он внимательно, но больше осколков не увидел, нужды жгут накладывать — тоже. Не то чтобы он хорошо разбирался, но блин, первую помощь какую-никакую оказывать умел. Лучше было, чем ничего. Или чем если бы Мик сам себя перевязывал. В больницу его все равно не потащить, а из знакомых медиков у Йена были только Ви, которая так себе медик, и Ллойд-Нед, отец Джимми-Стива, которого он двести лет уже не видел.
Нед-Ллойд его бы с гарантией послал. Говорил вроде, что тот раз с вытаскиванием пули из задницы — Мика же — был первым и последним. Да и нихрена Йен его не хотел, блин, ни в каком смысле, даже просто видеть. Разобрались же они с Миком с потасканным вместе, значит, и с этим сами разберутся.
Вместе.
Импровизированный бинт Йен старался затягивать потуже: нечего Мику было и дальше кровью истекать, и так у него проблем, походу, было по горло с этим колесатым пиздецом. Как он там его назвал? Гомовозкой?
Йен ухмыльнулся, завязал узел и оставил наконец руку Мика в покое. Пооттирал чужую кровь с собственных ладоней, но без особого энтузиазма. На джинсы все равно накапало, какая тут уже разница.
— Уже не застряло, — сказал он, откидываясь тоже на спинку сиденья. Заложил одну руку себе за голову, другой хлопнул себя по животу. — И это, за руль потом я сяду. Это не обсуждается, чувак. Никогда не водил лимузин. Гомовозку так тем более.
Гомовозка. Охрененное все-таки название, не в бровь, блин, а в глаз, особенно с ними двумя внутри и с теми взглядами, которыми Мик его одаривал, пока он раздевался и раздирал на полоски майку — и активно пытался не одаривать сейчас. Йен заметил. Заметив, забил, как-то не очень до того было; зато без удивления понял, что и сам был бы не против, едва догнал, что Мик в относительном порядке хотя бы сейчас. Насчет перспективы Йен не был уверен, судя по тому телефонному разговору, проблем тот на жопу обрел порядочно. А ведь если б не дергался, придурок эдакий, и подождал пару минут, пока он доберется до потасканного, товарный вид гомовозке они б дофига сохранили.
Но, в общем-то, похуй. Фарш назад не провернуть, гомовозку они уже разъебали, а заморачиваться за проблемы сейчас Йену нихрена не хотелось — наоборот. Дебильный гоп-стоп и безумная недогонка разогнали кровь только так, он впервые за долгое время чувствовал себя по-настоящему живым и нормальным, таким, каким был до того, как все пошло по пизде. То, что они с Миком были вдвоем, к ощущению только добавляло. Оставалось по-старому и закрепить. Ну, хотя бы продлить еще на некоторое время.
С этим была проблема. Они с Миком были вроде как не вместе. И порвал с ним вроде как сам Йен. То есть вот просто взять и без заморочек трахнуться хрен получится. Разве что…
Разве что эти заморочки тоже можно было оставить за пределами гомовозки.
— Много чего еще не делал в лимузине. — Йен покосился на Мика, ухмыльнувшись шире и паскуднее. — Гомовозка пиздец, конечно, но прям жалко даже, что тебе ее сбагривать надо. Такой шанс упущен будет, а?
И съехал рукой по животу ниже, не спуская с Мика глаз.
Попытка, как говорится, не пытка.

Отредактировано Ian Gallagher (2015-06-23 22:48:34)

+3

12

— Вообще отлично сработали, — высказался Микки, все-таки понимая, что отводить взгляд и дальше — уже не вариант.
Микки в лимузинах тоже много чего не делал. А это ведь нормальный такой пункт в список "сделать до старости", который у каждого должен быть. Микки вытащил изо рта так и не подкуренную сигарету. Тепло внизу живота начинало очевидно собираться. Единственным, что морально дергало, был тот факт, что Йен, блять, его бросил. Вот так просто. Не то чтобы Микки не ожидал чего-то подобного — когда Йен свалил с Моникой, он прокрутил в голове множество сценариев, один пессимистичнее другого.
Да что там, Микки был уже уверен в том, что все, конец. Наигрались. Достижение "поиграться в семью" разблокировано. Довести самого Микки практически до ручки — вообще давно уже.
Он посмотрел сначала на замотанную руку, затем на развалившегося совершенно похабно Йена. Господи, да кого ебет?
Вот именно что — никто никого не ебет. И это положение надо было исправлять. Изменить ничего уже нельзя, да и он при удачном раскладе свалит к херам из Чикаго. Можно оторваться напоследок. Чтобы было, значит, вспомнить из последнего хоть что-то, что не оканчивалось пиздецом.
Или его просто шлепнут из-за этой дурацкой истории с гомовозкой. Тоже вариант.
Микки решительно выдохнул.
— Хер ли, — усмехнулся он. — Пидормобиль надо обновить.
Он уперся только замотанным локтем в спинку сиденья, поморщился от вступившей сразу боли, которая на периферию отступила очень быстро. Здоровой рукой потянулся до шеи Йена, проехался до загривка, настойчиво притянул его к себе. Микки столкнулся лбом со лбом Йена, прежде чем поцеловать — требовательно, закусывая и чуть оттягивая чужую губу, проталкивая язык и чувствуя себя готовым начинать задыхаться.
В салоне быстро становилось душно. Микки резко съехал ладонью по груди и животу Йена, до ширинки джинс. Упершись коленом в сиденье и чуть приподнимаясь, чтобы попытаться успеть все и сразу, ну или как минимум оперативней освободиться от собственной футболки, он приложился затылком о крышу салона.
— Да блять, — выдохнул Микки, уже мутным взглядом скользнув по Йену. — Помочь, может, соизволишь?
Он вскинул вверх брови и тряхнул замотанной и дьявольски ноющей рукой, с которой было вот ни хера не удобно ни с футболкой справляться, ни, тем более, с джинсами.
И тут уж правда хер бы с ним, с расставанием. Отсутствие нормальных отношений им трахаться никогда не мешало.

+3

13

Йен не ожидал почему-то, что Мик его поцелует. Слишком у того много загонов раньше на тему было, сколько он его разводил, года два? Вот и сейчас — раз они не вместе, то, казалось бы, много чести ему должно было быть. Не было.
Это вселяло безумную, бессмысленную и абсолютно беспощадную надежду, что, может быть, таки не все еще между ними было проебано.
Выебано-то вот точно было не все.
Йен собственнически обнял Мика за пояс, вжимая в себя еще ближе, второй рукой вцепился в волосы на его затылке и чуть потянул. Мик, кажется, всерьез вознамерился прокусить ему губу. Ему было похрен. Он вон никак не мог перестать улыбаться как распоследний придурок, щеки аж начинали болеть.
Пиздец, как же он соскучился.
Обиженное выражение лица стукнувшегося башкой о потолок Мика было до того комичным, что Йен не выдержал и расхохотался, прежде чем таки соизволить сесть прямо. Стянув с Мика футболку — наспех, но стараясь поменьше больную руку задевать, — он не глядя забросил ее куда-то к водительскому сиденью, а самого Мика решительно толкнул на сиденье противоположное и над ним навис, упершись руками в спинку.
— Другой разговор, — ухмыльнулся он.
В остатках одежды было уже категорически жарко и откровенно тесно, и вот стопудово не ему одному, но Йен, расстегивая молнию на джинсах Мика, еще потянул время поцелуем — коротким, жестким, властным. Потому что совсем охуел на себя одеяло перетягивать, кто тут сверху вообще? Забывшись, выпрямился — и треснулся башкой уже сам.
— Да ебаный в рот, — поморщился он на секунду, прежде чем рвануть с Мика джинсы вместе с бельем. Отвлекаться на такие мелочи, как блядский низкий потолок, было некогда.
Пальцы, когда он брался за заклепку уже на собственных джинсах, подрагивали от нетерпения.

***

Натягивая назад трусы, Йен очень старался беречь голову. Долбануться ей в очередной леденящий душу раз — он реально потерял счет, какой бы это был — было бы нихрена не смешно. Хотя нет, смешно и хорошо ему сейчас было бы с любой херни. Ну и лениво, да.
Он сел на пол, подобрав под себя ноги, покопался по-хозяйски в карманах джинсов Мика в поисках пачки сигарет, одну выдал тому, другую взял себе. Подпалил каждую по очереди, вальяжно так облокотился на сиденье, затянулся.
— Вот теперь она настоящая гомовозка, — глубокомысленно заявил он, выдыхая дым в потолок. Разулыбался, бесстыдно оглядев Мика с головы до ног. Особенно ног. У него были дохрена красивые ноги. — Потолок только, блин… и цвет. Откуда он розовый-то такой?
Ему реально было любопытно. Мик, конечно, тем еще придурком местами был, но в то, что он способен был воспылать настолько неземной любовью к настолько приметной машине, чтобы ее мало того, что спиздить, так потом на ней еще и колесить, Йен бы в жизни не поверил.

+3

14

Галлагер его ломал. Нет, ни хера не в прямом смысле — просто по факту. Всегда, если так подумать. Провоцировал, бесил какими-то своими действиями и в итоге добивался от Микки своего. Всегда. Микки самого раздражало то, как легко он велся. Как переступил через себя, поставил под угрозу репутацию и взаимоотношения со всем районом. Ну, да, тогда просто дьявольски заебала еще и вся эта бадяга со Светланой, которая давила не меньше и угрожала рассказать Терри. Но по большей части ебучий камин-аут совершался из-за Йена.
Ради Йена.
Теперь же, когда он твердо для себя решил, что больше не будет иметь ничего общего с Галлагерами, от которых одни проблемы в жизни, вот тебе, пожалуйста — Галлагер же откровенно втрахивал его в сиденье лимузина, слишком быстро ставшее скользким от пота. Ничего он общего иметь не будет. Его только.
Но, черт, какой нормальный человек вообще бы не повелся?
На какое-то время Микки забыл и про собственную больную руку, и про то, что они с Йеном больше были не вместе и вряд ли секс что-то изменит, и про то, что кукушка у Галлагера поехать, раз он не на колесах, может в любой момент.

***
Затянувшись, Микки уселся удобней, спустил одну ногу с сиденья, запрокинул голову. Ему было настолько хорошо, что дергаться куда-то больше не хотелось. Повязка успела сбиться, благо, кровь уже остановилась и можно было действительно не обращать внимания на такие мелочи.
— Это Игги все, — лениво отозвался Микки. — Уникум, блять. Я ему говорю, Игги, братан, подгони мне тачку, чтобы я отсюда нормально съебался. Вот если бы тебя искали копы, — Микки повел рукой с сигаретой, — ты бы какую тачку выбрал? Неприметную, блять. Игги, видать, решил, что мне надо съебывать, как королю всех окрестных пидорасов, и подогнал вот это.
Он затянулся, взглянул на Галлагера. Хорош был, паршивец. Пиздецки.
— И хули делать? — продолжил Микки. — Продавать. А кому оно сдалось? — он обвел рукой салон. — Разве что у тебя найдется какой знакомый престарелый гомик найдется, чтобы загнать, а?
Микки фыркнул. Бесили его эти престарелые гомики. Особенно тем, как упорно около Йена вились. Приключения, блять, на дряблые жопы свои искали.
— Короче, с покупателями я должен был сегодня встретиться, а этот ущербный пидормобиль как раз спиздили, — сказал Микки и, поджав губы, качнул головой, мол, такие дела.
О том, что ему пизда, Микки говорить не стал. Вот это уже не Йена проблемы — больше не его. Да и раньше бы не коснулись. У Микки были свои дела, с которыми сам он и разбирался — вот еще, вмешивать. Тут тоже сам разберется, постарается свалить как можно незаметней, затихариться... Где-нибудь. С концами и без Галлагеров.
Без Йена.
Сигаретный окурок Микки бросил в пустое ведерко для льда, повел плечами и потянулся за своими джинсами. Пора и честь знать. Словил кайфа, как в теперь уже старые-добрые. Все. Нечего расслабляться.

Отредактировано Mickey Milkovich (2015-06-24 03:16:40)

+3

15

Перестать смотреть на Микки было категорически невозможно. Йен и не переставал. Знал, что перед смертью не надышишься, но не попытаться подольше протянуть этот вот момент его собственной хреновой нормальности — не мог.
Охуенная, конечно, нормальность. Трах в розовом лимузине с бывшим бойфрендом, который стал бывшим потому, что Йен сам послал его подальше. Зачем? Почему тогда ему взбрело в голову, что по-другому было никак? А теперь Мик пытался свалить из Чикаго и не свалил только потому, что Игги был клинический идиот. Восхитительный, блин, в своем идиотизме. Стоило Йену представить себе, какая рожа должна была быть у Мика, когда Игги пригнал ему гомовозку, как он абсолютно неприлично расхохотался и не мог успокоиться добрую минуту.
— Охренеть не встать, чувак, — выдал он, когда проржался наконец. — Я б и рад тебе помочь, но не, мои знакомые престарелые гомики не такие отчаянные. Это ж, блять, ни в гараж не поставить, ни жене объяснить, откуда и нахуя такая радость.
Игги надо было памятник поставить. Несмотря на то, что Мику нельзя было быть в городе. Если б у Игги случился внезапный просвет и он пригнал бы Мику нормальную таки тачку, не было бы этого момента вообще. Мик бы не тут сидел, развалившись так интересно, что Йену почти хотелось предложить ему трахнуться по второму кругу. Он бы уехал. Торчал бы сейчас в какой-нибудь придорожной забегаловке и отжимал бабло у таких же, блин, лягухов-путешественников — или даже не только бабло, но и вещи какие-нибудь. "Мне нужны твоя одежда, деньги и тачка", бля. А Йен бы… Да хрен знает, где был бы Йен. Наверное, валялся бы в комнате или на улице сидел и вертел в очередной раз в башке мысль, что со всей херней, происходившей с ним в последнее время, ему дохуя понадобится суицидальный список, на котором так настаивала его мозгоправ. Мика-то теперь не было в долгосрочной, мать его, перспективе.
Йен не хотел о ней думать, пока Мик был в краткосрочной. И  пока сам Йен был для него не чокнутой обузой, с которой надо было носиться как с торбой писаной — хотя в его случае скорее как гранатой с сорванной нахер чекой, — а реальной помощью.
Кстати, о помощи.
Йен стремительно дотянулся до джинс Мика и перехватил их у него буквально из-под носа.
— Давай я. — Он расправил вещь, хмыкнул, на Мика покосившись. Очень хотелось джинсы не отдавать просто так, а развести на отвоевывание их назад, скажем, минетом. Йен не стал. Довольная истома сходила; крепло осознание, что дерьмовый, но дохуя реальный мир, в котором они были не вместе, за пределами гомовозки мало того, что существовал, так еще и требовал с ним считаться. Считаться Йен категорически не хотел, но не считаться, блять, не мог. Права не имел. Сам все мосты подорвал.
Клинический идиот, если подумать, был нихуя не Игги. И пиздец на колесах, точнее, именно что не на них, тоже нихуя не гомовозка была.
— И руку тебе перетяну еще раз, — добавил Йен.
Он вдруг понял, что одевать Мика ему раньше как-то не приходилось. Будет, значит, еще один новый опыт до кучи к ебле в розовом лимузине.
Напоследок.

+3


Вы здесь » yellowcross » BEAUTIFUL CREATURES ~ завершенные эпизоды » Pink is the New Black


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC