yellowcross

Объявление

Гостевая Сюжет
Занятые роли FAQ
Шаблон анкеты Акции
Сборникамс

Рейтинг форумов Forum-top.ru
Блог. Выпуск #110 (new)

» новость #1. О том, что упрощенный прием открыт для всех-всех-всех вплоть до 21 мая.






Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » yellowcross » NEVERLAND ~ архив отыгрышей » The Most Likeable Song Ever


The Most Likeable Song Ever

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

The Most Likeable Song Ever
Charles Xavier в роли Джонни Миллера, Erik Lehnsherr в роли Фрэнка

http://41.media.tumblr.com/f6f8c0a4d8b54b7ebc75dc0d2910520a/tumblr_n29h8lOtBj1roiei9o1_500.png

http://sh.uploads.ru/EvJZC.png

Испуганный, отчаявшийся Фрэнк налетает на Джонни Миллера, картежника и неудачника. Джонни не прошел мимо.

+1

2

JonBurroughs @jonburroughs83
Кто-нибудь видел Фрэнка?
--------------

Оказалось, что мир намного громче, чем думал о нем Фрэнк. Город ревел, бурлил, скрежетал круглые сутки, а он этого раньше и не замечал – будто реальной была только его картонная голова. Лишившись своей защиты он, наконец, заметил, что мир, самый настоящий мир, намного ярче, намного сумбурней, намного шире, чем тот, ограниченный мирок, что виднелся сквозь маленькие отверстия для глаз. Фрэнк видел мир во всей его полноте раньше, но воспоминания стирались, да и он не пытался их сохранить; он  не вспоминал свое детство, тем более не думал о годах, проведенных в лечебницах. А теперь... теперь город обрушился на него со всей силой, сбивая не просто с ног, но и с мысли. Только этого ему не хватало.
Фрэнк Сайдботтом полжизни проводил в своих мыслях. И нельзя просто сказать, что он всегда отличался от других, был задумчивым, отстраненным или странным... Так можно описать кого угодно, но только не Фрэнка. Парень с картонной головой – ближе к истине, но это всего лишь внешний вид. Да-да, вид очень заметный, но все же, Фрэнк – это большее, чем голова из папье-маше. Фрэнк – это подросток, обычный подросток, который не любит свою внешность. Фрэнк – порой был своего рода мудрецом, меняющим жизни случайных встречных. Фрэнк – это образец для подражания, музыкант, лидер, друг...
Фрэнк – заблудившийся ребенок. Еще сегодня утром он был в каком-то дешевом номере придорожной гостиницы, вместе с Джоном – клавишником. Кажется, что они должны были где-то выступать – Фрэнк был в этом почти уверен – но Джон твердил, что концерт уже прошел и говорить он об этом не хочет. Это было обычное состояние для Джона – приступы энергии в нем легко уступали место апатии. Возможно, случись это недели две назад в Ирландии, когда они сидели в их удобном загородном доме и сочиняли музыку – такую, как хотел Фрэнк – быть может, тогда он бы нашел слова, что бы Джона подбодрить. Но сегодня ничто не шло ему в голову, да и желания помочь этому человеку у Фрэнка не было. Джон злился, раздражался без повода, кричал – все это Сайдботтом мог бы простить. Все, кроме попыток снять с него картонную голову.
Так уж получилось, что выбежав из номера, он столкнулся со столбом, с автомобилем и все эти потрясения голова их папье-маше не пережила. Но Фрэнк, хромая, бежал дальше, не разбирая пути. Главное, подальше от Джона.
Начинало темнеть, когда Фрэнк дошел до большого города. Прохожие от него отступали – зрелище он собой представлял жалкое: потрепанные штаны и футболка, грязный халат. Ко всему этому он все еще был напуган и не нашел ничего лучше, чем забиться в угол одной из подворотен. В доме напротив горели яркие огни, светились бесчисленные указатели на широкие двери, но Фрэнка они не завлекали, только успокаивали. Он был столь им заворожен, что не заметил, как быстро пролетело время.
Несмотря на наступившую ночь, огоньки продолжали гореть, а стрелки моргать, загораясь то красным, то синим, то зеленым неоновым цветом. Запахнувшись в халат сильней, Фрэнк уже было собирался тут и остаться на ночь, рядом с выброшенными кем-то картонными коробками – из них можно было бы соорудить подобие дома. Но, когда большие двери под стрелками открылись в очередной раз, его заметил здоровенный мужик. Мужчина этот, и без того хмурый, нахмурился  еще сильней, смотря на Фрэнка как на мусор.
- Эй ты! Давай вали отсюда.
Куда валить Фрэнк не знал, чем помешал – он тоже не понимал, но спорить Сайдботтом не любил и не хотел. С трудом поднявшись, чувствуя, как усиливается боль в ноге, он пошел прочь от огней.
[AVA]http://sh.uploads.ru/xVLa2.gif[/AVA][NIC]Frank[/NIC]

0

3

Уже стемнело, когда Джонни, подняв воротник пальто и затянув на шее шарф, вышел из дома.
Весь день он проспал после бессонной ночи за покерным столом. Казалось, он не вылезал оттуда вовсе.  Дни сменяли друг друга, и он их пропускал, а ночи, долгие, темные, пропахшие сигаретным дымом и пылью, сливались в одну, бесконечную – такой теперь была его жизнь. Джонни не удивлялся этому и не пытался что-то изменить, происходящее казалось ему закономерным. Ночь – время созданий дьявола, неудачников, преступников, уродов. Компания как раз для него.
Желудок ныл. Джонни попытался припомнить, когда в последний раз ел, и не смог. Нужно было что-то в себя закинуть, если он хотел продержаться эту ночь.
Она, меж тем, вступала в свои права. Становилось прохладнее, прохожие кутались в плащи и куртки, ловили такси, чтобы отправиться в свои теплые, уютные, светлые дома. Закрывались двери кофеен и ресторанов, официанты и уборщики курили у входов, в ожидании, когда последние, оттягивающие момент расставания, парочки соберутся уходить. Джонни видел их счастливые лица через витрины, слышал запахи выпечки и кофе из открывавшихся дверей.
Он порылся в карманах пальто в поисках мелочи, нашел игральную фишку и усмехнулся. Вряд ли он сможет купить на нее еды. Но в кармане потертых брюк обнаружилось целых 5 фунтов, поэтому Джонни забежал в круглосуточный супермаркет за сэндвичем с колбасой, а затем, на углу улицы, купил себе кофе. Кофе был паршивым, но горячим, и стаканчик приятно грел замерзшие руки.
После еды и кофеина в голове немного прояснилось. Джонни, дожевывая свой сэндвич, остановился у доски с объявлениями. Большинство из них были старыми и не стоившими внимания: никакой подходящей работы, никаких заманчивых перспектив. Но внимание его привлекла небольшая афиша, распечатанная на черно-белом принтере и возвещавшая о концерте группы с непроизносимым названием. Джонни тихо засмеялся, ощутив импульсивное желание послушать, что они играют, эти ребята. Похожа ли их музыка на то, что когда-то играли они с Сэмом?
Джонни покачал головой в ответ на собственные мысли. Какие теперь концерты? Зачем? Ему там не место. Не музыкантом, не зрителем он не стал – оказалось, не из того сделан теста, нет в нем командного духа, нет ответственности и нет ничего, что сделало бы его сколько-нибудь полезным для группы. А то, что стучать по клавишам горазд, так таких как он тысячи, сотни тысяч вокруг найдется, и уж они-то не будут пропускать репетиции, не предпочтут покерный стол инструменту, не станут пропадать днями, неделями, месяцами…
Захотелось курить. Он вообще-то бросил, бросал! Да только толку от этого чуть – он все равно дышал дымом, так не лучше ли, если этот дым будет от собственной сигареты? 
Он остановился, чтобы прикурить, прямо посередине улицы, и в этот момент его едва не сбил с ног высокий парень, налетевший на него в темноте.
Они отпрянули друг от друга, и этот высокий, оперевшись случайно на видимо больную ногу, потерял равновесие и едва не упал. Джонни попытался удержать его – почти инстинктивно, не задумываясь – но это был ошибкой: парень испуганно дернулся, вырываясь. Джонни от неожиданности не удержался тоже, запнулся о ноги этого чудака, и оба они через секунду уже лежали на асфальте.
- В-воу! – потрясенно выдохнул Джонни, нависая над незнакомцем. – Полегче, приятель!
Незнакомец как-то странно,  загнанно дышал. Свет уличного фонаря косо падал на его лицо: довольно красивое лицо взрослого мужчины, никак не сочетавшееся с каким-то жутким  детским  испугом в его глазах. Джонни, наконец, разглядел красноватые отметины на его лбу.
- Эй, это я тебя так? – испуганно пробормотал он. – Приятель, приятель, ну как же так, а! Можешь подняться? Давай-ка вместе, а?
Джонни взволнованно осматривал парня. Это было странно, но из одежды на том были только старый, грязный халат, да мятые брюки. Скорее всего, бездомный, решил он, их тут много вокруг, бродят в поисках еды и газет, чтобы согреться.

Скорее всего, через пару лет, а может и раньше, его самого ждет та же участь.

Эта мысль заставила Джонни поежиться, и он увидел, как его новый приятель дрожит от холода в нелепом своем халате.
Сердце Джонни сжалось, он порывисто стащил с себя пальто, набросил незнакомцу на плечи, потер ладонями, стараясь согреть.
- Не повезло же тебе, дружище, - сказал он, чувствуя ком, вставший в горле, - из всех людей наткнуться на меня, неудачника. Не накормить тебя не смогу, не денег дать. Возьми пальто, ладно? Замерзнешь же. И вот..сэндвича половина. Я не кусал, отламывал. Будешь?
Не отказывайся, ладно? А?

[AVA]http://savepic.ru/7347446.jpg[/AVA]
[NIC]Johnny Miller[/NIC]

0

4

Фрэнк был, как говорится, человеком тактильным, открытым и дружелюбным; в  хорошем настроении он бывал щедр на объятия.  Но сейчас Сайдботтом был напуган и был потерян. Слишком остро чувствовалось отсутствие «головы» на плечах, да и после Джона, неудивительно, что незнакомцев Фрэнк стал сторониться.
Так и этого, встретившегося ему на пути, парня он хотел было обойти. Но что-то пошло не так, то ли из-за ноющей ноги, то ли вовремя сориентироваться Сайдботтом не сумел – он попросту налетел на прохожего, что никак им не планировалось.
Падать на асфальт с этим незнакомцем Фрэнк тем более не собирался.
Парень что-то спрашивал, а Фрэнку попросту было нечем дышать – так всегда бывало, когда он волновался. Силясь вернуть свое личное пространство, он чуть было не выставил вперед руку, собираясь сказать свое обыденное: «У меня есть справка!». Но что-то все же его остановило.
Незнакомец, что навис над ним, говорил с ним спокойно, чуть ли не ласково. Было нечто такое в его лице, глазах, что давало Фрэнку повод довериться – подать парню руку, принять его заботу.
- Спасибо. – Осторожно взяв сэндвич, Сайдботтом слабо улыбнулся и по привычке указал свободной рукой на свое лицо. – Я тебе улыбаюсь. Благодарственная улыбка.
Он так и застыл, нелепо держа сэндвич перед собой – от твердой пищи Фрэнк давно отвык.
Издалека, будто в спину, раздался голос уже знакомого ему охранника. Слов было не разобрать, да и они с этим парнем стояли в темноте, но, будто на автомате, музыкант шагнул в сторону дороги, подальше от раздраженного мужчины. 
Про хозяина пальто Сайдботтом не сразу вспомнил. Больше его занимали мысли об улице, о том, куда ему теперь пойти – ведь как оказалось даже в городе, в каком-нибудь тупике, он не может переночевать. Домой же Фрэнк не хотел. Если быть честным, он вовсе не считал коттедж отца и матери родным местом. Возвращение к родителям, которые всегда смотрели на него как на больного, было не тем, что его бы, музыканта, успокоило.
Так он и шел: хромая, аккуратно сжимая в пальцах сэндвич, не заботясь даже о том, держится ли на его плечах чужое пальто. Остановил Фрэнка только кашель того самого прохожего.
- Я Фрэнк, - словно очнувшись, он развернулся и посмотрел на своего спутника. Без своего щита, «головы», Сайдботтом был не столь уверен в своих движениях.
[AVA]http://sh.uploads.ru/xVLa2.gif[/AVA][NIC]Frank[/NIC]

0


Вы здесь » yellowcross » NEVERLAND ~ архив отыгрышей » The Most Likeable Song Ever


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC