yellowcross

Объявление

Гостевая Сюжет
Занятые роли FAQ
Шаблон анкеты Акции
Сборникамс

Рейтинг форумов Forum-top.ru
Блог. Выпуск #110 (new)

» новость #1. О том, что упрощенный прием открыт для всех-всех-всех вплоть до 21 мая.






Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » yellowcross » NEVERLAND ~ архив отыгрышей » All our time together is tearing me apart


All our time together is tearing me apart

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

All our time together is tearing me apart
Rhys, Fiona

http://savepic.su/6041830.gif

http://sh.uploads.ru/EvJZC.png

На четвертые сутки нахождения в плену рассказ Риза и Фионы плавно начинает подходить к своему логическому завершению. Крепко связав наших героев и удостоверившись, что они никуда не сбегут, Неизвестный ложится спать, оставляя пленников наблюдать за костром. Риза и Фиону впереди ждет долгая ночь, полная разговоров и откровений.

Отредактировано Rhys (2015-08-22 19:53:44)

0

2

Шли уже четвёртые сутки с того момента, как Риз с Фионой попали в плен к неизвестному, чье лицо было сокрыто маской. Риз так и не смог понять, зачем они с пандорианкой ему понадобились. Неужели он и впрямь хотел попасть в Хранилище? Не может же все быть настолько просто! Да и с чего бы ему было интересно слушать истории о поиске Хранилища от двух неудачников? Надеется не повторить ошибок предыдущих искателей?
С каждой минутой вопросов в голове Риза становилось все больше и больше, а ответы так и не появлялись. Мысли о том, куда в конце своего путешествия должна прибыть троица, постоянно роились в голове гиперионца. Только вот спрашивать об этом напрямую парню как-то не хотелось. После неудачного побега, нервировать человека в маске Риз больше не собирался. Все же он не настолько дурак, чтобы наступать на одни и те же грабли дважды, вернее, чтобы получать по лицу дважды. И даже теперь, когда Странник спал, и была целая уйма шансов для побега, гиперионец все равно смирно сидел у костра и наблюдал за горящим пламенем.
Пандорианский климат никогда не отличался особой стабильностью. Если днём ты изнываешь от жуткой жары, то это не значит, что ночью ты не будешь трястись от холода. И нынешняя ночь не стала исключением. Стоило только солнцу зайти за горизонт, как температура воздуха резко упала. Можно было бы услышать слабый шелест листвы, разлетающейся из-за ветра, если бы вокруг была хоть какая-то растительность. Но со всех сторон троицу окружала весьма тоскливый пейзаж: пустошь, невысокие скалы и сплошной песок. Удручающее зрелище. Благо, что ночка выдалась безоблачной, и в небе можно было созерцать яркие звезды, хоть немного разбавляющие непроглядную тьму.
Ночной привал как-то не слишком радовал Риза. Пока таинственный похититель мирно спал в стороне от костра, гиперионец и пандорианка были оставлены на страже. Но неизвестный не был настолько наивным, чтобы оставить пленникам хоть какую-то возможность побега. Посему и Риз, и Фиона были крепко связаны. И это было уже третий раз за последние дни!
- Так и задумано? Если на огонь сбегутся скаги, то нас съедят первыми, а он, - Риз кивнул в сторону спящего, - успеет за это время  проснуться и спастись, - гиперионец нервно усмехнулся. Если бы им угрожали только скаги. Костер мог привлечь любого из самых ярких представителей фауны Пандоры, будь то ракки или кто-то пострашнее, вроде крабочервей. А все почему? Потому что огонь в столь открытом месте мог привлечь любого зверя, который хотя бы самую малость не слепой.
Разрядить обстановку своей позитивной шуткой про скагов, как-то не удалось. Скорее наоборот, Риз только усилил чувство обречённости и уныния, по крайней мере, у самого себя. Нужно было хоть как-то отвлечься от происходящего. Но, когда ты связан по рукам и ногам, вариантов остаётся не так много. К счастью, рядом все ещё была Фиона. Фиона, с которой парень пережил самые захватывающие моменты в его жизни. Даже не смотря на многочисленные прошлые ссоры, Риз был рад увидеть человека, с которым как он думал, их жизненные пути разошлись навсегда. Да, обстоятельства встречи не самые лучшие, но в этом вся суть Пандоры. Чтобы здесь, да все шло по плану? Будь оно так, жизнь на этой планете была бы куда проще.
- Ну, так, - прежде чем продолжить, Риз сделал небольшую паузу. Гиперионец не знал с чего лучше начать разговор. Стоит ли интересоваться о том, что нового произошло в жизни Фионы и её сёстры или же не затрагивать эту тему? Мошенница все ещё находится на Пандоре, а значит, ей до сих пор не удалось сбежать с этой дряной планеты, так что вряд ли ей захочется делиться историями о том, что происходило, пока они с Ризом не виделись, - Тебе ещё не надоело торчать в плену у этого парня? Может, ещё раз попробуем сбежать? - и, конечно же, все, что пришло парню на ум - это в очередной раз предложить устроить побег. Ведь предыдущие жалкие попытки были ерундой, но на этот раз, когда оба пленника связаны, обязательно выйдет что-нибудь хорошее. "Может, у неё есть план? И мы, в самом деле, сможем сбежать", - поддерживал себя Риз, надеясь, что Фиона по старой памяти не пошлёт его куда подальше.

Отредактировано Rhys (2015-12-05 18:58:13)

0

3

Фиона, тихо чихнув куда-то в сторону своих ног, стараясь не разбудить совсем недавно уснувшего Неизвестного, поёжилась и подтянула колени ещё ближе, едва ли не утыкаясь в них своим лицом. Да, девушка была одета достаточно тепло, - на ней было, как минимум, три слоя одежды и шляпа, - однако это не помешало мошеннице достаточно быстро замёрзнуть. Тихо горевший и чуть потрескивающий костёр грел совсем слабо, но если бы Неизвестный его не развёл, то спутники, наверное, уже давно валялись бы мёртвыми от переохлаждения. Конечно, это было преувеличением - здесь было не так холодно, как, например, в Пустоши ледяных ветров, однако перепад температур был достаточно значителен и заметен. Казалось бы, аферистка жила на Пандоре всю свою жизнь и должна была бы привыкнуть ко всему. Вот только она никогда не испытывала слабости к сидению по ночам на холодной земле в пустыне под открытым небом в компании какого-нибудь гиперионца сомнительной наружности. Последний, надо сказать, тоже мёрз, что было не удивительно - из тёплых вещей на нём был только какой-то безвкусный жилет. Фиона даже с некоторой жалостью взглянула на Риза, но потом отвела взгляд, рассматривая мирно спящего похитителя. Он не был похож на какого-нибудь типичного злодея или головореза с Пандоры, напротив, он казался вполне себе мирным. Да, конечно, он связал Фиону и Риза и пару раз угрожал им оружием, но он ведь мог прибегнуть к пыткам, чтобы путники быстрее ему рассказали всё то, что он хочет услышать. Вместо этого он терпеливо их слушал, позволяя им передвигаться своим ходом, ругаться и препираться меж собой. Фионе он даже позволил ударить Риза пару раз, за что пандорианка была ему благодарна.
- Надеюсь, скаги съедят тебя первым, - нахмурилась мошенница, переводя взгляд на Риза, - тогда хотя бы мои последние минуты жизни пройдут без твоих тупых замечаний, нагнетающих обстановку, - и взглянула на слабое пламя костра, беспокойно колебавшееся под звёздным небом. Фионе не хотелось умирать вот так вот глупо, - а кому захотелось бы? - но меньше всего ей хотелось умирать вместе с Ризом. Конечно, за эти несколько дней она смогла узнать его часть истории, понять, что он чувствовал и как видел те или иные события, но это не отменяло того факта, что он гиперионец, испортивший ей и Саше жизнь и, следовательно, не заслуживший к себе тёплого и внимательного отношения. Вот только ломать ему челюсть мошеннице уже как-то не хотелось, а ярко-рыжий глаз хоть и заставлял хмуриться, но Фиона уже не намеревалась плевать парню в лицо в буквальном смысле этого выражения. Первоначальная злость, вызванная своеобразным предательством со стороны Риза, - именно так Фиона видела захват Джеком Гипериона, - постепенно затухала, взывая к чувствам доверия и дружбы, возникшим за время их приключения. Девушка никогда искренне не желала гиперионцу смерти или зла - за исключением, наверное, момента, когда она услышала невероятно громкий голос Джека, пугающий, пробирающий до дрожи в коленках, заставляющий съёживаться и одновременно бессильно злиться, ведь ты ничего не можешь противопоставить ему.
От раздумий отвлёк голос Риза, решившего предложить очередную "гениальную" идею, которая почему-то не очень отличалась от предыдущей.
- Сбежать? Серьёзно? - прошептала Фиона, хмурясь, прищуривая глаза и ловя взгляд Риза - Да, мне это всё до ужаса надоело, я хочу есть, спать и тёплое одеяло. Я хочу жить нормальной жизнью, Риз, - Неизвестный зашевелился во сне, заставляя мошенницу вздрогнуть и обратить своё внимание на него; к счастью, он и не думал просыпаться, видимо, слишком утомлённый бессонными ночами, - Но что-то наш последний план побега не увенчался успехом, не думаю, что стоит даже пытаться. Просто подождём, пока всё это закончится. Надеюсь, это произойдёт быстрее, чем мы погибнем от голода или холода. Или скагов, - Фиона едва слышно вздохнула, придвигаясь ближе к отвесу скалы и облокачиваясь на него - надо сказать, благодаря слоям одежды и материи, которой их связали, камни не ощущались такими острыми, какими были в реальности. Прошло несколько минут, в течение которых девушка неотрывно смотрела на россыпи звёзд, усеивавшие чёрно-синее небо, уходившее в бесконечность, - так далёк был горизонт, так безжизненна и пуста была степь - или пустыня, Фиону не особо сейчас это волновало.
- Ну, - девушка даже не повернула голову в сторону собеседника, - чем будем заниматься? Ночь предстоит долгая, а засыпать нельзя, - аккуратно, краем глаза взглянула на гиперионца, - Только, пожалуйста, пусть это будет не ночь твоих шуток, - и едва улыбнулась уголками бледных от холода губ.

Отредактировано Fiona (2015-09-27 17:08:49)

0

4

Главное, что за последние несколько дней Риз понял, так это то, что быть связанным чертовски скучно. Когда у тебя есть свобода передвижения, ты хотя бы можешь послоняться вокруг, но когда тебя лишают этой, казалось бы, естественной возможности, то все что тебе остается делать: смотреть по сторонам или разговаривать и то только если поблизости есть собеседник. Хоть Ризу и повезло иметь под боком человека, с которым можно было завести разговор, но общение их как-то не заладилось. Гиперионец мог бы продолжить бессмысленную перепалку о скагах, но накатывающая сонливость не давала адекватно мыслить. Сильнейшая усталость делала своё дело - веки Риза уже начали смыкаться, но парень вовремя себя одернул. Понимая, что спать ни в коем случае нельзя, иначе вся троица в самом деле станет кормом для местной фауны, Риз с трудом разлепил для начала один глаз, после чего слегка потряс головой, дабы окончательно отогнать от себя сон. Взгляд гиперионца остановился на Фионе, надеясь, что если он начнет разглядывать девушку, то спать больше не захочется, но за все то время, пока они не виделись, она совсем не изменилась. Разве что костюмчик новый прикупила и шляпу, которая, по мнению Риза, шла ей куда больше предыдущей.
- А ты думаешь, что он нас не пристрелит, когда все это закончится? Зачем ему оставлять нас в живых, когда мы ему будем не нужны? - нахмурившись, Риз говорил так, словно был готов закричать, но кто-то выкрутил звук на минимум и не давал ему говорить в полную громкость. Гиперионец не был настолько глуп, чтобы тешить себя надеждами о светлом будущем. Зачем Неизвестному оставлять их в живых, если тем самым он лишь заведет себе лишнюю пару врагов? Да, бежать сейчас было не лучшей идеей, но и ждать, когда их якобы освободят, по меньшей мере безрассудно. С другой стороны, оставлять Фиону наедине с человеком в маске, Риз тоже не слишком хотел, так что побег в одиночку даже не рассматривался.
К счастью, недовольство Риза быстро сошло на нет, ибо его собеседница ни с того ни с сего решила начать мирные переговоры. Да и кто знает, вдруг эта последняя ночь, что им предстоит пережить, так почему бы не провести её не в такой нервотрепке, в какой прошли последние несколько дней. Поэтому, Риз даже обрадовался столь мирному вопросу со стороны Фионы. Видимо, ей тоже не слишком-то хотелось всю ночь бесцельно пялиться в огонь или заниматься другими не менее интересными делами, вроде ожидания прихода скагов, которые за даром могли избавить пленников от страданий, путём лишения жизни.
- Эх, а я уже столько анекдотов вспомнил, - Риз обречённо вздохнул, делая вид, что он в самом деле очень расстроен, - У тебя есть какие-то предложения? Выбор у нас не велик, если только ты не хочешь начать играть в какие-нибудь игры, которые любят дети. Слова, например, - гиперионец слегка пожал плечами, после чего губы его расплылись в ухмылке.
Согнув ноги в коленях, гиперионец поставил их перед собой и носком одного из туфель, как казалось со стороны, чертил что-то на песке. На деле же это был очередной способ отогнать сон. С земли поднималось небольшое облако пыли, но Риз не останавливался, до тех пор, пока где-то вдалеке не послышался крик скагов. Гиперионец неподвижно замер и испуганным взглядом посмотрел сначала в одну сторону, а потом резко перевел взгляд в другую. "Ну все, нам конец, как я и думал", - внутри у парня все сжалось и он уже был готов будить человека в маске, если хоть какая-то живность появится где-то поблизости. К счастью, в этот раз опасность обошла стороной и скаги так и не объявились к ужину. Ну, или пандорианская живность просто не хотела торопиться и выжидала момента, когда все заснут.

Отредактировано Rhys (2015-09-27 15:31:36)

0

5

Может быть и пристрелит. А может быть и нет. Я не могу знать его мыслей, я, знаешь ли, мошенница, но не экстрасенс, — Фиона усмехнулась, однако затем весьма серьёзно взглянула на Риза, — Но, в любом случае, я не думаю, что он решит нас застрелить. Просто предчувствие, не более. Хотя, помнится, он застрелил того парня, что чинил свою машину, — девушка задумчиво прикусила губу, начиная нервничать и понимая, что слова её звучат не очень-то убедительно — предчувствие, серьёзно? — В любом случае, возможно, он так проникнется к кому-нибудь из нас симпатией, что решит сохранить ему жизнь. И будем надеяться, что мы понравимся ему вдвоём, — чуть нервная улыбка. Фиона осторожно придвинулась к Ризу, едва касаясь своим плечом его плеча, что далось ей весьма непросто: делать какие-либо движения, будучи связанной, — задача не из лёгких. Взгляд упал на потрескивающий в темноте костёр. Как бы девушка ни пыталась успокоить себя и Риза, но чувство страха перед неизвестностью постепенно начинало захватывать разум мошенницы. Конечно, в какие-то моменты Неизвестный казался каким-то мягкотелым и нерешительным. Но вот только в другие моменты он мог с лёгкостью застрелить того, кто мешал его планам. И не успокаивал даже тот факт, что в отношении путников он не использовал грубую силу — ну разве что связал, но разве это было грубо, особенно, в сравнении с тем, что иногда позволяла себе Фиона в отношении Риза?
Детские игры, говоришь? — девушка осторожно повернула голову к Ризу, пытаясь поймать его взгляд, — Хочу тебе напомнить, что я родилась и росла на Пандоре. Моё детство не было таким счастливым, как, возможно, твоё. Моя любимая игра — «кто быстрее ограбит того пьяного идиота?». Так что, увы, но я не знаю такой игры, как «слова», — прищурившись, пандорианка взглянула себе под ноги, — Но у тебя есть целая ночь впереди, чтобы научить меня играть в неё, — осторожная улыбка. Девушка не знала почему, но сейчас, сидя у костра под звёздным небом, ей меньше всего хотелось препираться и цапаться с Ризом. Конечно, она могла высказать много «ласковых» слов собеседнику о его поступке на Гелиосе, о его раскрывшемся союзе с Джеком, но где-то из глубины сознания всплыла мысль, что эта ночь, возможно, последняя ночь в их жизни. Да, раньше она клялась себе и Ризу, конечно же, что лучшее, что может произойти в её жизни, — смерть этого гиперионца. Но осознавая, как скоро может настигнуть их смерть, Фиона предпочла сдержать рвущиеся наружу язвительность и сарказм, уступая место некоторой мягкости в отношении Риза.
Последний резко замер и начал озираться по сторонам, отреагировав на крик скага. Подняв на него взгляд, Фиона стала прислушиваться к окружающим их звукам, пытаясь выловить признаки приближающейся смерти. Сердце бешено заколотилось, когда раздалось несколько криков ракков и рык скага откуда-то неподалёку, а пандорианка резко вскинула голову, оглядываясь и пытаясь выловить взглядом в темноте тёмные крылья ракков или песочно-серые тела скагов. Девушку давно не обуревало настолько сильное чувство страха и отчаяния. Да, она и раньше встречалась со скагами, ракками и прочими представителями чудесной фауны Пандоры, вот только тогда она не была связана по рукам и ногам, а в руках всегда был верный револьвер. Пандорианка невольно двинулась ближе к Ризу, вжимаясь в его плечо, — возможно, парню даже было больно или не комфортно прямо сейчас, но вряд ли это его волновало бы.
«Надо держать себя в руках, не позволять эмоциям контролировать твой разум,» — твердила себе Фиона, судорожно дыша и пытаясь найти выход из сложившейся ситуации. Или, возможно, пора уже было прощаться с Ризом и просить у него прощения за всё то, что она плохого для него сделала?
Нервы были словно натянутая струна. В ушах шумела кровь. Глаза были распахнуты в отчаянной попытке выловить хоть какое-то движение в ночной темноте. Грудь вздымалась часто и как-то неровно, а руки нервно елозили, пытаясь высвободиться из пут.
Слушай, Риз, — едва слышным шёпотом, куда-то в плечо парню, — если мы сейчас…умрём, — пандорианка сглотнула, поднимая взгляд на гиперионца — надо сказать, далось ей это крайне тяжело, — то я бы хотела попросить у тебя прощения за всё то плохое, что сделала. Ты не плохой человек, каждый из нас — жертва обстоятельств, и, наверное, всем твоим действиям есть вполне разумное объяснение. Ровно, как и всем моим, — каждое слово давалось невероятно сложно, хотя бы по той причине, что совсем недавно она была готова убить этого человека, а теперь ей приходилось признавать, что Риз, вероятно, поступал так, как поступал, вовсе не из-за того, что был предателем и желал зла друзьям. По крайней мере, так хотелось надеяться самой Фионе.
Ночную тишину не разорвал очередной крик пандорианских тварей. Несколько минут прошли в тишине и попытке понять, угрожает ли им до сих пор опасность или можно на некоторое время спокойно выдохнуть. Дыхание пандорианки постепенно приходило в норму.
Возможно, они не заметили огонь. Или не среагировали на него, — шёпотом, осторожно, словно боясь, прикусывая губу и оглядывая местность, —Надеюсь, что больше они не вернутся.

0

6

Бывает, что страх толкает людей на такие поступки, которые в здравом уме они никогда не рискнут совершить. Видимо страх быть съеденной скагами и на Фиону подействовал самым неожиданным образом. Может быть, не будь пленники связаны, она бы отреагировала как-то иначе, но сейчас они могли орудовать лишь словами. У девушки это проявилось всего в паре фраз, зато каких.
Когда пандорианка начала извиняться, Риз не поверил своим ушам. Уж что, а увидеть раскаивающуюся Фиону он точно не ожидал, но страх смерти все же сломал стойкую мошенницу. Гиперионец и сам время от времени крутил головой, выискивая в полуночной тьме красные глаза разъяренных скагов.
- Можешь не извинятся, я все понимаю. Я и сам был тем еще придурком, - гиперионец слабо выдохнул, почувствовав облегчение после сказанных слов. По крайней мере, если их с Фионой сейчас сожрут, то совесть перед друг другом будет чиста, - Я бы даже обнял тебя сейчас, если бы не был связан.
К счастью для Фионы и Риза крики местной живности быстро поутихли. Гиперионец мог бы уже расслабиться и со спокойной душой заниматься единственным доступным делом, а именно смотреть на огонь, но чувство страха до сих пор не отпускало его и держало в напряжении. Лишь спустя несколько минут Риз смог прийти в себя и продолжить разговор. Из головы так и не выходили слова, только что сказанные Фионой. Когда мозг прояснился и страх больше не затуманивал разум, Риз наконец осознал, как важно для него это прощение. Он не всегда поступал, как следует: обманывал сестер, скрывал ото всех Джека, живущего в его голове, даже пытался в тайне получить долгожданное место главы Гипериона. В свое время все это казалось ему правильным, но сейчас, оглядываясь назад, Риз понимал, что не всегда поступал так, как следовало бы. Добиться карьерного роста всегда успеешь, а вот найти верных друзей, которые всегда готовы помочь тебе - не так просто. Своего лучшего друга Риз уже потерял, но хотя бы Фиона все еще была с ним.
Слегка увлекшись размышлениями о прошлом, Риз вдруг понял, что молчание слегка затянулось.
- Так, - неуверенно начал гиперионец и на мгновение снова затих, - Ты в самом деле не знаешь как играть в "слова"? Если хочешь, я могу объяснить правила, - гиперионец был несколько удивлен, что Фиона не знала о такой известной игре. Конечно, Риз понимал - детство пандорианки было не самым радужным, но он понятия не имел, что все было настолько печально. Честно говоря, в своем детстве гиперионец не особо жаловал эту игру, но кого это волновало в данный момент? Сейчас важной целью было не заснуть.
Придвинувшись чуть ближе к Фионе, Риз поднял свой взгляд на ночное небо. Тысячи звезд украшали собой темно-синюю небесную гладь. Небо на Пандоре всегда отличалось необычайной красотой, особенно теперь, когда сверху не маячил Гелиос. Среди множества ярко светящихся точек, Риз сумел разглядеть одну, что стремительно двигалась по небосклону.
- Смотри, там падающая звезда, - гиперионец уже было дёрнул рукой, чтобы показать, куда нужно смотреть, но вышло не слишком удачно, а все из-за веревок, о которых Риз на какое-то время забыл, - Можно желание загадывать - гиперионец ухмыльнулся, но скорее по-доброму, нежели насмешливо. Увы, но сам Риз уже перестал верить в то, что каких-то звезд хватит для того, чтобы наконец исполнилось все, о чем он мечтал столько времени. Поиски Хранилища потерпели фиаско, Гиперион и вовсе был уничтожен, а сам Риз, скорее всего, в скором времени или погибнет, или человек в маске сделает с ним еще что похуже – звезды тут уже не помогут. Теперь Ризу оставалось только наслаждаться моментом, ведь кто знает, может быть эти часы станут последними в его жизни. Ну, или они с Фионой все еще могли попытать счастье и опять попробовать сбежать.

Отредактировано Rhys (2016-06-30 20:04:09)

0

7

Фиона сидела необычайно тихо, переводя дыхание и задумчиво смотря на мигающие на бесконечном небе звёзды. Вырвавшееся в минуту опасности раскаяние заставляло девушку чувствовать себя не в своей тарелке, словно она сомневалась, следовало ли ей вообще это делать. Говорят, признав вину, чувствуешь невероятное облегчение, в особенности, если тебя простили. Так-то оно так, вот только пандорианка не могла отделаться от чувства неловкости — просить прощения она не привыкла, в конце концов, она жила на Пандоре всю свою жизнь, а здесь такая глупость никого никогда не волновала; да и просить прощения у человека, которого ты не так давно готова была придушить собственными же руками, если бы тебя не остановили? Как-то всё это было непривычно и… неправильно?
«Нет, Фи, прекрати, ты поступила так, как надо, как должна была. Всё правильно — он поступал так не из-за того, что хотел тебе насолить, на всё были причины. Даже на утаивание Джека».
Девушка опустила взгляд, невидящим взором смотря на колеблющееся пламя. Чем дольше она размышляла о произошедшем и пыталась оправдать Риза, да и саму себя, тем больше её поглощали гнетущие мысли. Риза можно было понять — Джек был его кумиром, наверное, с детства, а она была лишь мошенницей с Пандоры, которой доверять было крайне опасно. Но не опаснее ли доверять психопату с садистскими наклонностями, не гнушающемуся любых средств ради достижения цели?
Девушка задумчиво прикусила губу.
И не сразу обратила внимание на то, что сказал Риз.
— М? Что?.. — спустя несколько секунд Фи медленно повернула голову к собеседнику, долго не отрывая взгляда от пламени, пытаясь осознать, что же он пытался ей донести, — Ах, да, игра в слова, — неловкая улыбка, — Знаешь, делать-то всё равно нечего, а спать нам нельзя. Так что давай, объясняй правила. Попробую быстро освоиться в этой детской игре, — и, облокотившись спиной о скалы, девушка стала изучать простирающийся до самого горизонта пейзаж, впрочем, не найдя в нём ничего нового или необычного — самая обычная степь с возвышенностями и редкими травами-кустарниками. На протяжении пары дней пейзаж слабо менялся, хотя, по мнению Фионы, они втроём проходили достаточно большие расстояния. И её всё ещё волновало, куда же они все направляются. Не будь она связана или имей шанс освободиться от пут, они с Ризом могли бы допросить Неизвестного, предварительно стянув с него его чёртову маску и узнав, кто прячется под ней. Не похоже было, чтобы он принадлежал к какой-то группировке, и это ещё больше подстёгивало любопытство мошенницы, слишком не любившей загадки.
Отвлекло её какое-то движение на небосклоне и голос Риза. Провожая взглядом звезду, Фиона успела про себя помолиться, зажмуривая глаза, лишь об одном: поскорее бы покинуть эту чёртову планету и зажить нормальной жизнью.
— Мне с трудом верится, что какая-то далёкая звезда может исполнить моё желание, но своё я уже загадала, — открывая глаза и едва пожимая плечами — путы слишком ограничивали её подвижность, — А ты? Ты загадал желание, Риз? — полностью развернувшись к Ризу, Фи попыталась поймать его взгляд, — Или гиперионцы настолько умны, что не верят в такие детские приметы? — беззлобная улыбка, и девушка неотрывно смотрит в глаза собеседнику, ожидая ответа. В темноте, разъедаемой лишь тихим пламенем и ярким далёким Элписом, глаз Риза светился, кажется, сильнее обычного, и Фиона, боясь себе признаться в этом, не могла оторвать от него взгляд. Взгляд осторожно скользил по лицу гиперионца, чьи высокие скулы были особенно заметны в этом приглушённом свете. Фиона изучала его лицо осторожно, словно незаметно, иногда устанавливая с ним зрительный контакт. Ей редко выпадали такие минуты, когда она могла спокойно рассмотреть своего собеседника, неспешно формируя и закрепляя его образ в своей голове.
А спустя несколько долгих мгновений Фиона, будто вернувшись в реальный мир, отвела взгляд куда-то в сторону, словно сочтя свои действия за какое-то наглое проникновение в чужое пространство: вряд ли кому-то нравится, когда их слишком уж долго разглядывают.

+1

8

Риз не успел даже толком опомниться, а звезда, стремительно проносившаяся по небу, уже сгинула в полуночной тьме. Гиперионец с ужасом подумал, что это могла быть совсем не звезда, а какой-нибудь космический корабль, потерпевший крушение в эту самую минуту. Звучало не слишком романтично, поэтому Риз слегка махнул головой, отгоняя от себя негативные мысли.
- Не успел. Дай угадаю: ты свое желание не расскажешь, потому что не сбудется? Я подобный разговор слышал миллион раз, знаешь, во всяких старых глупых фильмах? – Риз затих, пытаясь вспомнить, о чем шел разговор, прежде чем они с Фионой отвлеклись на падающую звезду, - Итак, слова. Если кратко, то смысл игры сводится к тому, чтобы по цепочке назвать слово, начинающееся на последнюю букву предыдущего. В общем-то, все, это единственное правило.
Риз перевел свой взгляд с ночного неба на Фиону. Он так часто видел это лицо, но почти никогда в такой умиротворенной обстановке. Да, местные скаги, ракки и прочая живность все еще ждут своего часа, но, зато теперь поблизости не маячит Джек и уже одно его отсутствие делает этот момент в несколько раз спокойнее.
Трудно было поверить, что еще недавно гиперионец и знать не знал, что это за подозрительная особа пытается увести у него из-под носа десять миллионов долларов. С момента их знакомства прошло не так много времени, но Риз успел сильно соскучиться, словно они не виделись много лет. Их общение не всегда было идеальным, но теперь это уже в прошлом. Они больше не связаны никакой общей целью, не пытаются найти Хранилище Путника. Им больше не надо спорить, ругаться, обманывать друг друга. Каждый из них живет своей жизнью, как это и было до первой их встречи. Кто знает, что произойдет этим утром. Может, неизвестный в маске проснется, развяжет гиперионца и пандорианскую мошенница и отпустит их на все четыре стороны. Каждый пойдет своей дорогой. Она - к сестре, он - на базу Атласа, и больше их дороги никогда не пересекутся.
От этой мысли у Риза защемило на сердце. После того, как их с Фионой попытки добраться до Хранилища потерпели крах, он почти все время проводил в полном одиночестве. Было так приятно наконец-то встретить кого-то, с кем ты столько всего пережил, пусть даже при таких ужасных обстоятельствах.
Риз смотрит Фионе прямо в глаза. Лицо девушки находится настолько близко, что гиперионец даже может разглядеть свет от огня, отражающийся в ее радужке. Риз неторопливо подается вперед, навстречу пандорианке. Может быть, сейчас он совершит ошибку, за которую будет корить себя всю оставшуюся жизнь, но если не сейчас, то когда? Гиперионец нежно касается своими губами губ Фионы. Он чувствует тепло ее кожи, чувствует ее дыхание. Чувствует, как на несколько мгновений мир замирает и все остальное теперь уже не так важно. Даже тоска по былым временам временно отходит на второй план. Сейчас кроме него и Фионы больше ничего не имеет значения.
Гиперионцу не хочется этого делать, но он все же разрывает поцелуй.
- Прости, наверное... - Риз и сам не знает, что сказать и только стыдливо опускает взгляд вниз. В голове крутятся одни шаблонные фразы вроде "не стоило мне этого делать" или "я слишком эгоистично себя веду". Их отношения и так не всегда складывались наилучшим образом, а что если этот жест еще больше разозлит пандорианку? Вдруг она вообще подумает, что Риз просто воспользовался случаем: они оба связаны, не могут толком пошевелиться, даже при всем желании избавиться от назойливого гиперионца не получится.
"Мда, видимо в слова мы сегодня не поиграем", - печально замечает про себя Риз.

Отредактировано Rhys (2016-07-02 19:32:21)

+1

9

Она бы оскорбилась на замечание Риза, но только снисходительно улыбается, смотря в глаза:
Нет, не расскажу, потому что оно не сбудется. Но если ты немного подумаешь, то сам догадаешься, каково было моё желание, — Фиона замолкает, почти осекаясь на полуфразе, когда ловит взгляд Риза и замечает, как он подаётся к ней.
Ей не надо долго соображать и думать о последствиях, особенно сейчас, когда каждый твой день может стать последним, когда даже близко не можешь предсказать, что произойдёт с твоей, его, вашими жизнями.
Она прикрывает глаза, позволяя себя поцеловать, не сопротивляясь, наоборот. Фиона чувствует, как постепенно сбивается её дыхание, как быстро оно становится рваным и частым. В эти мгновения для неё треск костра постепенно заглушается, и спустя секунды пандорианка не слышит ничего, кроме своего бешено колотящегося сердца, звук которого отдаётся в ушах.
Поцелуй выходит больше неловким и неумелым, чем чувственным и страстным, но девушка даже как-то и не жалуется. Когда Риз отстраняется, Фиона лишь тихо недовольно стонет и инстинктивно на пару мгновений подаётся вперёд.
Поцелуй, конечно, на «двоечку», — девушка лукаво смотрит на гиперионца, — но, ладно, я прощаю тебя, ведь ты же, видимо, не очень опытный, да, Риз? — криво отшучивается Фиона, пытаясь скрыть свою неловкость, но, замолкнув, она лишь больше теряется в свалившихся на неё чувствах.
Совсем недавно они встретились, не видевшись перед этим достаточно долгое время и успев оставить друг у друга весьма нелицеприятные образы о себе: Фиона обвиняла во всём Риза с сидевшим в его голове Джеком, Риз же упрекал Фиону в том, что она бросила его одного на Гелиосе. Сейчас же они сидят, связанные, у костра и поддаются нахлынувшим чувствам. И всё это произошло так резко, всё так неожиданно перевернулось с ног на голову, что мысли Фи не поспевали за её действиями. Не совершила ли она сейчас ошибку, уступив чувствам, а не прислушавшись прежде к разуму? Будет ли она об этом потом жалеть, спустя неделю, месяц, год? Она не знала ответа.
Вынырнув из размышлений, девушка видит лишь смущённого и растерянного Риза, такого же, как и она сейчас.
Эй, — совсем тихо зовёт она его, — я шучу, Риз. Всё… Всё хорошо, правда, — на полувыдохе, словно не веря своим словам и всему произошедшему. Подавшись вперёд, прикрывая глаза, пандорианка невесомо касается губами щеки, а затем проходится ими по шее гиперионца, будто успокаивая и Риза, и себя. Уткнувшись ему в плечо, девушка лишь жмурится, в надежде услышать свой разум и разобраться в своих чувствах.
Почему... — она чувствует себя неловко, ощущая тепло тела Риза и жар собственных щёк, но всё же сипло продолжает, — Почему ты это сделал? — помолчав, пандорианка продолжила, — Это был лишь сиюминутный порыв? Ты просто уловил подходящий момент? Или нет?.. — Фиона не знала, какой ответ хотела услышать от Риза, равно как и не знала, чего хочет она сама, чего ожидает от сложившейся ситуации. Прозвучала ли в последнем вопросе искра надежды или просто её голос дрогнул? Фи отказывалась себе признаваться.
Девушка придвинулась ближе, вплотную, прижимаясь к Ризу всем своим телом. Справится с этой задачей оказалось весьма непросто — будь она не связана, всё вышло бы быстрее, легче и куда изящнее. Повернув голову к собеседнику, девушка лишь неловко улыбнулась, совсем слегка, но достаточно, чтобы приободрить:
— Чтобы мы не продолжали сидеть в неловкой тишине, давай поговорим хоть немного? — взгляд скользнул по протезу, — Ты никогда не упоминал ни о своём детстве, ни о том, откуда у тебя эти протезы и эти, — девушка опустила взгляд, — татуировки. Расскажешь? Или ты предпочитаешь сидеть в тишине? Или всё же хочешь поиграть в слова? — на губах пандорианки расцвела улыбка.

+1

10

Было тихо. Напряжение повисло в воздухе. Или так казалось только Ризу? По его ощущениям прошла целая вечность, прежде чем Фиона ответила. И слова ее только сильнее нагнетали обстановку. Вместо того чтобы подыграть пандорианке и обратить все произошедшее в шутку, гиперионец только сильнее смутился. Он даже не понимал, говорила ли Фиона правду или просто неудачно отшучивалась. А ему и не хотелось понимать, ему хотелось просто уползти куда подальше и остаться там до утра. Так хотя бы можно было избежать неловкости в разговоре.
В отличие от Риза, Фиона не слишком-то переживала из-за произошедшего: никакого волнения или смущения, словно все произошло как и должно было. Гиперионец немного успокаивается, когда слышит, что предыдущие слова девушки были всего лишь шуткой, но чувство, что он все сделал неправильно никак не проходит. Пандорианка нежно касается губами щеки Риза, затем спускается ниже и постепенно украшает поцелуями его шею. Гиперионец в растерянности: стоит ли ему прекратить это сейчас или ничего страшного не случится, если они просто насладятся обществом друг друга, ни о чем не задумываясь.
- Я... Я и сам не знаю, - не будь сейчас Риз связан, он бы обязательно обхватил руками голову и сидел так до тех пор, пока все проблемы не пройдут сами собой. Фиона неплохая девушка и отличный друг, но нравилась ли она гиперионцу настолько, чтобы говорить о каких-то более высоких чувствах к ней? Риз и правда не знал, что на это ответить.
- Что? - гиперионец покосился в сторону пандорианки, удобно устроившейся на его плече. И в самом деле, только разговор может сейчас хоть немного отвлечь Риза от размышлений, надолго засевших в его голове, - А-а, детство. Мое детство было весьма заурядным. Ну, знаешь, школа, друзья, все по стандарту, - гиперионец на мгновение притих. Стоит ли говорить о том, что он еще в детстве загорелся идеей занять высокую должность в крупной корпорации или лучше не надо, после всего того, что произошло с Гиперионом? «Нет уж, она подумает, что я совсем с ума сошел со своей работой, лучше промолчу», - Могу поспорить, у тебя побольше интересных историй из детства будет. А татуировки и протезы...  В Гиперионе мне приходилось работать с большим количеством информации. Знаешь, в этих больших корпорациях столько всего происходит, а мне хотелось во всем и всегда быть первым: новости, там, узнавать или что-то еще. Даже при всем желании только своей головой обходиться не получается. И тогда я решился сделать себе несколько кибернетических модификаций. Пришлось, потратить целую кучу денег, а теперь, - Риз поднял взгляд в небо, на то самое место, где раньше был Гелиос, -  Ну, сама понимаешь. Татуировка вот здесь, - Риз приподнял подбородок и качнул головой влево, тем самым пытаясь обратить внимание Фионы на две окружности на своей шее, - это клеймо, которое всему моему отделу поставили на Гиперионе, чтобы в случае побега нас проще искать было, - короткий неуверенный смешок, - Я шучу. Обе свои татуировки я сделал примерно в одно время, когда еще был студентом. Честно говоря, первую, которая на груди, я сделал, потому что меня просто развели на «слабо». Я был далеко не самым популярным парнем и поэтому один из моих однокурсников сказал, что я никогда не рискну сделать кардинальное изменение в своей внешности. Почему-то меня тогда это очень задело и закончилось все моей первой в жизни татуировкой. А ту, которая на шее я сделал, потому что мне тогда казалось, что с ней я буду выглядеть круче. Хотя кого я обманываю, я и сейчас так считаю.  И лучше не спрашивай у меня про их значение, даже при всем желании я тебе не отвечу.
Дав исчерпывающие ответы на все вопросы Фионы, Риз осознал одну приятную вещь: теперь он тоже мог услышать какую-нибудь историю из прошлого девушки. Гиперионец с коварным прищуром вглядывался в лицо пандорианки, размышляя, о каверзных вопросах, которые он может задать.
- Так, теперь моя очередь. Расскажи, как ты получила свой шрам, - Риз мысленно скрестил пальцы, чтобы эта история не была больным местом Фионы. Сейчас все шло хорошо и гиперионцу не хотелось опять испортить атмосферу.

+2

11

Едва Риз начал говорить, Фиона отвела взгляд, зацепившись им за ускользающую вдаль пустыню, словно задумавшись, но на самом деле, внимательно слушая Риза и его голос и пытаясь мысленно представить всё то, о чём он говорил. Раньше ей почему-то в голову не приходило прислушиваться к тому, как он говорит, как звучит его голос, — голос как голос, он не казался ей особенным. До этого момента. Почему-то именно сейчас Фи осознала, что готова была сидеть и слушать, как говорит Риз, часами — конечно, если бы он всё это время рассказывал бы что-то интересное, а не пытался бы шутить шутки, казавшиеся смешными лишь ему одному. Она бы не стала утверждать какую-нибудь сопливую чушь, мол, что она готова была раствориться в голосе Риза, потому что он был просто невероятен, однако и отрицать того факта, что он её успокаивал и даже нравился, она бы не стала.
«Заурядное детство? Всё по стандарту?» — девушка мысленно горько усмехнулась — в её жизни не было ничего такого и в помине, зато она прекрасно помнит голод, холод, страх и отчаянье, преследовавшие её всё детство. С другой стороны, Риз прав — Фионе было что рассказать о своей жизни на Пандоре, описать во всех красках всё то, что преследовало её и не давало спокойно спать по ночам в каком-нибудь заброшенном доме, и тогда бы он точно понял, почему она, да и любой здравомыслящий человек, живущий здесь и не успевший занять свою нишу, так страстно ненавидит эту планету и желает поскорее убраться с неё подальше.
Приподняв голову, девушка ловит взгляд Риза устремлённый в небо, и ей не надо изворачиваться, чтобы посмотреть туда же, — она прекрасно знает, что там было раньше, и готова поспорить, что юноше до сих пор нелегко.
— Мне жаль, Риз, — совсем тихо шепчет она, с искренним сочувствием пытаясь взглянуть ему в глаза. Как бы плох ни был Гиперион, как бы сама Фиона его ни ненавидела, однако для Риза эта компания что-то да значила, он был там в тепле, уюте и, наверняка, примерно представлял, что его ждёт в ближайшее время. «То есть, Красавчик Джек, конечно же, совсем непредсказуемый тип, — и это ещё мягко сказано, — но, раз ты умудрился попасть в Гиперион и работаешь там уже некоторое время, то, наверняка, смог понять, как же уживаться в этой компании, которая, могу поспорить, превратилась в филиал ада и место, где каждый посчитал своим долгом побороться за власть любыми методами после смерти Красавчика Джека. Наверное, у Риза были большие планы и ожидания относительного Гипериона. А теперь он навсегда застрял на этой идиотской планете, совершенно не подготовленный к жизни здесь», — пандорианка смотрит на собеседника, чуть поджимая губы с почти стёршейся помадой, — как бы ей ни хотелось отрицать, но ей действительно становится жаль Риза, который, вообще-то, весьма умный парень и действительно мог бы добиться многого — в глубине души она верит в это, хотя, может, и не решится никогда ему сказать об этом.
Она продолжает слушать очень внимательно, теперь полностью распрямившись и, словно не дыша, наблюдая за Ризом. И лишь спустя мгновение до неё доходит мысль, спутанная, такая нереальная, прошибающая словно током. «Чёрт подери», — её глаза чуть округляются, — «он… его рука… он не потерял её? Он добровольно позволил её отрезать, чтобы заменить на имплантат?» — Фи молниеносно переводит взгляд с руки гиперионца на его левый глаз, так ярко светящийся в полутьме, и её словно током прошибает, — «И глаз?.. Быть не может! Да как вообще можно решиться на такое?..»
Фиона не позволяет себе прерывать Риза ради своих вопросов, откладывая их на какое-то время, пока парень рассказывает ей о своих татуировках и историях их появления. Она лишь снисходительно улыбается, когда Риз выдаёт очередную шутку, — она была своеобразной, не очень-то и смешной, — вернее, вообще не смешной, — но отдавала чёрным юмором и, наверняка, уверена Фиона, хорошо показывала нравы Гипериона.
Окончив рассказ, юноша некоторое время молча вглядывался в лицо пандорианки, чем она поспешила воспользоваться, задав вопрос, терзавший её уже несколько минут.
— Тебе…  Каково это было? Тебе было больно? — она не могла оторвать взгляд от протеза, хотя и понимала, что, возможно, это не очень-то и красиво по отношению к гиперионцу, — Ну, когда тебе… твою руку... — она не смогла этого произнести, запнувшись о собственные слова. Она, чей язык был подвешен, ибо того требовала профессия, не могла выдавить из себя ни слова. Она, привыкшая видеть трупы, кровь и внутренности по пять раз на дню, не смогла побороть себя. Впрочем, она надеялась, что Риз вполне понял, что именно её интересовало.
А затем он сделал то, что Фиона от него и ожидала, — задал вопрос, чтобы узнать побольше о ней самой; в конце концов, после своего рассказа он имел на это негласное право.
— Ладно-ладно, это вполне справедливое требование с твоей стороны, Риз, так что устраивайся поудобнее, сейчас я тебе поведаю эту увлекательную историю, — губы расплылись в ухмылке, и Фиона выдержала небольшую паузу, прежде чем начать, — Мне тогда было лет тринадцать. Мы с Сашей, несмотря на то, что взрослеть начали довольно рано, всё равно оставались крайне непоседливыми детьми, а учитывая, что ей было всего лет восемь, то ты понимаешь, что детство у неё ещё не отыграло. Я хоть и старалась вести себя благоразумно, но иногда поддавалась её уговорам и безумным идеям. В общем-то, однажды она приходит ко мне с каким-то куском бумаги, суёт мне в лицо и говорит: «Смотри, я нашла карту, а на ней отмечено Хранилище!», а потом она стала умолять меня пойти поискать его. Через некоторое время я согласилась — мало ли что там могло быть, да хоть целое состояние. В общем, мы отправились, следуя маршруту, нарисованному на неизвестно откуда взявшей карте. Возможно, мы и добрались бы до Хранилища, вот только когда мы шли по какому-то горному району, стая скагов решила, что настало время полакомиться двумя маленькими девочками. Я крикнула Саше, чтобы она убежала и спряталась где-нибудь, а мне надо было отвлечь внимание животных, чтобы они не бросились за моей сестрой. В общем-то, сделать это было не трудно — парочка брошенных в их морды камней, и вот они уже бегут за мной, пуская слюни и желая разорвать на части. Я запаниковала и бросилась бежать в противоположную Саше сторону. Как-то так вышло, что вскоре они загнали меня в угол, и всё, что мне оставалось делать, — отчаянно бросать в них камни. Самых слабых это отпугнуло, и они убежали, но на меня продолжали скалить зубы ещё двое скагов, которые были не особо терпеливыми, а потому достаточно быстро перешли в нападение. Естественно, мне пришлось отбиваться, — голос Фионы стал неожиданно приобретать оттенки оживлённости, а на лице появилась довольная улыбка, — Самый большой из них, видимо, вожак, бросился прямо на меня, пока второй медленно обходил справа, чтобы атаковать сбоку. Я увернулась, отступив влево, и быстро пнула лежащие камешки в сторону вожака, пытаясь отвлечь его. Это не сильно ему помешало, и он снова бросился на меня, и вот тут-то я не смогла нормально уклониться, попав под его когтистую лапу. Ещё бы секунда, ещё бы небольшое промедление, и я могла бы остаться без глаза! К счастью, мне повезло, — девушка чуть самодовольно ухмыльнулась, на секунду прикрывая глаза, — На самом деле, не знаю, сколько бы я могла ещё отбиваться, но моя маленькая сестрёнка смогла найти какого-то мужика-отшельника с оружием и попросить у него помощи. Раздалось два выстрела, и оба скага полегли, оставляя меня в разодранной футболке и с кровью на пол-лица. И вот так вот я спасла свою младшенькую сестру, а она потом помогла мне. Конец, — широко улыбаясь, девушка смотрела в глаза Риза, словно чего ожидая.
А потом тихо рассмеялась, чтобы не разбудить Неизвестного.
— Ну как тебе моя история? Неплохая выдумка, да? — пара секунд тишины, и пандорианка продолжает, — Ладно-ладно, я расскажу тебе настоящую историю, но она не так увлекательна и захватывающа, как та, что я рассказала тебе сейчас, — Фиона выдохнула, чтобы перевести дух; улыбка постепенно сошла с её лица, и продолжала она уже серьёзно, — В общем-то, тогда мне было лет тринадцать, да, в этом я не соврала. Я уже несколько лет как скиталась с Сашей по Пандоре и пыталась выжить. То есть, конечно, я и сейчас этим занимаюсь, но, ты же понимаешь, что я имею в виду, — Фиона взглянула в глаза Ризу, — Мы остались без родителей довольно рано, и вся наша жизнь свелась к одной единственной цели: выжить. Как ты знаешь, планета не славится своим дружелюбием и гостеприимством, в особенности, к двум маленьким девочкам, гуляющим без родителей, да и ещё и выглядящим крайне жалко. А уж если ты нашёл что-то ценное, то лучше держи при себе и ни в коем случае не показывай никому. Особенно завистливым пятнадцатилетним мальчишкам. Особенно если ты не отличаешься физической силой и умением драться, — пандорианка отвела взгляд, принявшись увлечённо изучать почву под ногами, — В тот день мы наткнулись на какое-то поселение. С собой у нас было немного еды, которую удалось украсть, и мы старались сохранить её как можно дольше. Как ты, возможно, догадываешься, у нас это не получилось, — Фиона замолчала, собираясь с мыслями и обдумывая слова, — Едва мы вошли в поселение, к нам прицепились трое мальчишек лет пятнадцати и стали требовать у нас плату за проход в поселение. Сначала я не приняла их всерьёз, сказала Саше держаться поближе, а сама пошла мимо них. Это было ошибкой, потому что тот, что был у них главным, заметил, что в моих карманах что-то есть. Он резко схватил меня за руку, вытащил небольшой ножик и начал мне им угрожать, а остальные схватили сестру. Я пыталась вырваться, и в какой-то момент мне удалось сильно ударить его в коленку, да так, что он разжал руку, которой меня держал. Я было кинулась к двум другим, но их главарь резко выбросил руку с ножом перед моим лицом — я едва успела вывернуться и уклониться, — пандорианка сделала паузу и медленно продолжила, — Боли я тогда не почувствовала, видимо, адреналин хорошо играл свою роль, но я до сих пор помню ощущение чего-то тёплого в районе брови. Через пару секунд моя кровь потекла по лицу, заливая зажмуренный глаз. Вырваться и убежать нам, конечно, не удалось — нас побили, отобрали всю еду, что была спрятана у меня, и бросили на пыльной улице. Переждав, пока эти трое скроются, мы кое-как поднялись и пошли прочь из поселения. Я еле сдерживала слёзы, Саша рыдала навзрыд. Я пыталась её успокоить, мол, что мы скоро найдём ещё еды, но я прекрасно понимала, как же сильно я лгала… Тогда мы голодали с неделю, — под конец голос Фионы стал совсем тихим. Она не решалась взглянуть Ризу в глаза — он наверняка ожидал какой-то геройской истории от девушки, а не рассказа о том, как она не смогла побыть чуть более осторожной, благоразумной и спасти себя и свою сестру от недельного голодания и потенциальной смерти.

0


Вы здесь » yellowcross » NEVERLAND ~ архив отыгрышей » All our time together is tearing me apart


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC